Дядюшка Ау

Форумчанин
  • Публикаций

    3 688
  • Зарегистрирован

  • Посещение

Информация о Дядюшка Ау

  • Звание
    Аз есмь царь!

Contact Methods

  • Website URL
    http://
  • ICQ
    0

Profile Information

  • Пол
  • Откуда
    ул. Новослободская
  1. Недавно вспыхнул старый спор, о том кто первым обосновал город.. Так вот хотелось совершить небольшой экскурс в историю, так сказать. Первоначально тема задумывалась, как компиляция старых легенд, так или иначе связанных с Астраханью и областью, но все равно давайте начнем именно с того, кем город строился, именно наш город, который изначальной был просто кремлем, стоявшим на Заячьем острове, будучи построенным воеводой Черемисиновым в 1558 году, хотя был другой, на правобережье, называвшийся то Хаджитарханом, то Астраханью, то Цитраханью (у иностранцев). Но в силу закона кориолиса, которая закручивает Волгу по часовой стрелке при вращении Земли и заставляя ее подмывать правые берега, Хаджитархан или старая Астрахань давным-давно разрушен и покоится на дне реки. Потом я намерен набросать несколько найденных легенд, может кто-то поделится своими легендами и все пойдет по накатанной. Только прозба пока не флудить, это всегда успеется, надо сначала развернуться Тут я привел несколько выдержек из глав книги Курбатова А.А. "История Астраханского края" о том, каким была старая Астрахань и как появился современный город: "На правом берегу Волги, между пос. Енотаевка и Сероглазовка, находится городище Енотаевское. В.Л. Егоров предполагает, что это остатки административного центра улуса Сартака, сына Батыя. Он опирается на сообщение Рубрука о строительстве Сартаком большой церкви в новом посёлке на правобережье Волги. Ниже по течению Волги, также на правом берегу, в районе пос. Стрелецкий было расположено городище Шареный бугор, в настоящее время почти полностью смытое Волгой. Там находились остатки золотоордынской Астрахани (Хаджитархана), основанной в XIII веке". "Судя по описанию Ибн-Батуты, в 1333 г. этот город был цветущим торговым центром: "Мы отправились в путь с султаном и со ставкою и прибыли к городу Хаджитархану (Астрахани). Тархан значит у них место, изъятое от податей... Город этот получил название своё от тюркского хаджи (паломника), одного из благочестивцев, появившегося в этом месте. Султан отдал ему это место беспошлинно, и оно стало деревней; потом оно увеличилось и сделалось городом. Это один из лучших городов с большими базарами, построенный на реке Итиле, которая одна из больших рек мира. Султан остаётся здесь до тех пор, пока усиливается стужа и эта река замерзает. Замерзают и соединённые с нею воды... По этой реке и соединённым с нею водам ездят в арбах на расстоянии 3 дней пути. Часто по ней проходят караваны, несмотря на конец зимней стужи, но (при этом) тотонут и погибают". "Шереф-ад-Дин Йезди добавляет подробности об укреплениях Астрахани (Хаджи-Тархана), имевшей стены лишь со стороны степи. Поскольку стояла суровая зима, жители сложили со стороны реки стену из кусков льда, поливая их водой, и соединили её с городской стеной. Впрочем, как видно, стена не пригодилась. Он также указывает, что астраханцы выплатили деньги за пощаду, после чего город и был разграблен, а Сарай был уничтожен в отместку за разрушение дештскими (ордынскими - А.К.) войсками Зенджир-сарая в Мавераннахре, когда Тимур был занят завоеванием Ирана. Добычу из Сарая и Хаджи-Тархана "царственное милосердие пожаловало воинам". "Выше говорилось о попытке Хаджи-Черекеса, овладевшего Астраханью, бороться с Мамаем в 1374/75 г. и о разгроме города Тимуром в 1395 г. Однако в отличие от других нижневолжских городов Орды Астрахань (Хаджи-Тархан) возродилась к жизни. Может быть, этот феномен объясняется тем, что население небольшого городка легче могло прокормить себя, опираясь на собственные силы. Здесь сохранился, по выражению Г.А. Федорова-Давыдова, хозяйственный дуализм, представленный кочевым скотоводством и оседлым городским хозяйством. Астраханское ханство выделилось около 1459/60 г., когда его возглавил брат хана Большой Орды Ахмада Махмуд-хан, а с 1461 г. его сын Касим (Хасим). Границы ханства, как считается, проходили по Бузану, Каспийскому побережью, Тереку, Кубани, доходя до верховьев Дона и Сарая на Ахтубе. Выгодное местоположение и отсутствие конкуренции способствовало восстановлению торговых связей Астрахани с Хорезмом, Бухарой, Казанью. На невольничий рынок в Астрахани привозились рабы из Крыма, Казани, Большой Орды, Ногайской Орды84. В годы правления Касима между Астраханью и Россией установились торговые отношения. В частности, при Иване III из Москвы по рекам Москве. Оке и Волге ежегодно отправлялись в Астрахань корабли за солью". "Однако трудно согласиться с мнением Л.Е. Веренина о превращении Астрахани к началу XV в. в крупный торговый город 86. В отличие от ордынской эпохи Астрахань в XV-XVI вв. потеряла значение важного пункта транзитной торговли между Европой и Азией. Астраханские татары во главе с собственным ханом грабили проходившие мимо города суда, о чём свидетельствует Афанасий Никитин в своей рукописи (1469 г.). Видимо, зная о грабежах, путешественники сначала хотели спуститься к морю по Бузану, а не по главному руслу, но местные татары передали им ложную информацию: якобы "султан Касим подстерегает купцов на Бузане, а с ним три тысячи татар". Поверив этому, они вернулись на Волгу и, проплыв мимо Астрахани, подверглись вооруженному нападению, в результате которого одно судно было захвачено, а второе - настигнуто и ограблено на взморье". Весьма выразителен и рассказ венецианского посла А. Контарини, попавшего в Астрахань ("Цитрахань") при возвращении из Персии в 1476 г. В городе его начисто ограбили ханские сборщики налогов, заставившие его к тому же занять денег и заплатить хану выкуп, чтобы избавиться от продажи в рабство. Согласно его описанию город мал и окружён низкой стеной, дома в нём глинобитные, хотя кое-где виднелись остатки больших зданий, разрушенных (по его мнению) в недавнем времени. "Говорят, - продолжает автор, - что прежде Цитрахань была значительным торговым местом и что сюда привозились все товары, отправляемые из Венеции через Тану. В обмен же за оные... брали разные пряности". Сами астраханские ханы (три брата, правящие народом), по его словам, кочуют со всем народом на равнинах Черкесии и около Таны (Азова), доходя до пределов России, а в городе живут только зимой. "Ежегодно государь Цитраханский, именуемый князем Казимом, отправляет посла своего в Россию к великому князю не столько для дел, сколько для получения какого-либо подарка. Этому послу сопутствует целый караван татарских купцов с Джедскими тканями, шёлком и другими товарами, которые они променивают на меха, сёдла, мечи и иные... вещи". Свидетельство А. Контарини указывает на полукочевой образ жизни астраханских жителей. Он с удивлением отмечает, что они не едят хлеба. Можно сделать вывод о господствующей роли кочевого скотоводства в экономике ханства при сохранении некоторой роли охоты, рыболовства, торговли и соледобычи: по словам А. Контарини, одно соляное озеро вблизи Астрахани снабжает превосходной солью почти все Российские владения. Население Астраханского ханства представляло собой конгломерат различных тюркских племен, кочевавших здесь с хазарской и половецкой эпох." Похоже, что ханская власть здесь была слабее, чем в других татарских государствах, что явствует из более значительных прав и привилегий царевичей, мурз и мулл. Упоминание А. Контарини трёх братьев-соправителей, хотя он и выделяет хана Касима, свидетельствует в пользу этого мнения. Особое положение занимал калга - главный начальник крепости и войска, каковым обычно был престолонаследник. Население платило ханам и мурзам ясак, часть которого уходила в соседние государства (например, Ногайской Орде ежегодно выплачивалось 40000 алтын). Несмотря на очевидную слабость (после русского похода 1554 г. у астраханского хана оказалось 500 мурз и 10000 черных людей), ханы пытались проводить активную внешнюю политику. В 1480 г. хан Касим принял участие в неудачной попытке Ахмад-хана восстановить ордынское господство над Русью, затем помогал узбекским ханам в их борьбе против Ногайской Орды и Сибирского ханства. Позднее его брат и преемник Абдул-Керим, заключив союз с Большой воцарения в Казани Саиб-Гирея, когда крымско-казанский союз охватил полукольцом с юга и востока русские земли. Не рискуя начать атаку через Дикое поле на главного противника Москвы Крым, Иван IV предпочёл сначала нанести удар по более слабому вражескому флангу в Поволжье, чтобы обеспечить себе спокойный тыл в предстоящей войне с Крымским ханством. Военно-стратегические соображения требовали и подчинения Астрахани. Не исключено, что дополнительный интерес вызвала возможность установления полного контроля над волжским торговым путём, открывшим России выход на Каспий и далее на Восток. Союзники в Нижнем Поволжье среди ногайской и астраханской знати (сторонники Дервиша-Али) у Москвы имелись. Требовалось лишь опередить противника. Присоединение Астрахани к России Поводов к вторжению вполне хватало: имелись враждебные действия Ямгурчея, арестовавшего послов и явно готовящегося к войне; призывы части ногайской знати во главе с Измаилом еще с 1548 г. помочь им свергнуть Ямгурчея и восстановить в Астрахани их родственника Дервиша-Али9ь, защита прав последнего на престол... Войны часто начинались и по меньшему поводу, и вообще без повода. По договоренности с ногайцами царь должен был отправить по Волге суда с пушками и стрельцами, а Измаил - выставить конницу. После победы и восстановления власти Дервиша-Али в Астрахани Измаил обязался свергнуть в Ногайской Орде своего брата Юсуфа. Поход на Астрахань начался весной 1554 г. На суда ("галеры", как пишет князь Курбский) погрузилось войско в 30000 человек под командованием князя Ю. Пронского-Шемякина и вятские служилые люди под началом князя А. Вяземского (по СМ. Соловьёву)99. По А. Курбскому и Н.М. Карамзину, войском командовали князь Ю. Пронский и "спальник" (постельничий) И. Вешняков. По версии составителя местной "Ключаревской летописи" К. Васильева, Иван Грозный выслал три ополчения: "Первое из них называлось большим, в нём начальниками были: князь Юрий Иоаннович Пронский и Михаил Петрович Головин, а над ними обоими ещё сверх их поставлен был князь Александр Васильевич Вяземский с вятским воинством. Второе называлось передовое, и управляли им Игнатий Вишняков и Ширяй Кобяков. Третье называлось сторожевое и состояло под предводительством Степана Сидорова и князя Андрея Барятинского, а над этими всеми тремя ополчениями был начальствующим Касимовский из татар князь Дербет-Али". Последнее сообщение вызывает наименьшее доверие, как ввиду невысокой репутации летописца, допускавшего в своём труде различные неточности, так и по следующим соображениям. Во-первых, Дервиш-Али был фигурой сугубо номинальной и командовать войсками не мог. Его присутствие оправдывало цель похода и служило гарантией помощи со стороны его приверженцев. Во-вторых, донесения царю писал Ю.И. Пронский, что подтверждает его статус командующего. В-третьих, А. Вяземский был подчинён ему, поскольку в донесении Пронского указывалось, что с Переволок (между Доном и Волгой) они отправили вперёд А. Вяземского и Д. Чулкова за языками, что было исполнено. Видимо, И. Вешняков (Вишняков) играл роль помощника Ю. Пронского, поскольку о нём упоминает кн. Курбский. Относительно участия в командовании М.П. Головина, позднее казнённого опричниками, вопрос остаётся открытым. Авангард кн. Вяземского, как писал Ивану Грозному кн. Пронский, наголову разбил встреченный ими отряд астраханцев и захватил пленных. Те показали, что Ямгурчей расположился под Астраханью, а в городе почти нет людей. Несмотря на отсутствие ногайцев, ускорив наступление, русские войска без боя взяли город и ханский стан, перехватив суда с ханским гаремом. Сам Ямгурчей успел бежать в Азов. Часть бежавших астраханцев была настигнута и побита, часть захвачена в плен, а русские рабы освобождены. Восстановленный на престоле Дервиш-Али обязался платить царю 40000 алтын и 3000 рыб в год, не препятствовать русским рыболовам, а царь брал на себя заботу, в случае необходимости, подыскать астраханцам нового хана. Тем временем в Ногайской Орде победу в междоусобице одержал Измаил. Дети Юсуфа, объединившись с Ямгурчеем, при поддержке крымцев и турецких янычар в 1555 г. подошли к Астрахани. В этот критический момент Дервиш-Али вошёл в соглашение с детьми Юсуфа, которые разгромили и убили своего союзника Ямгурчея. За это Дервиш-Али переправил их через Волгу, где они внезапным нападением вынудили Измаила бежать, но в конечном итоге потерпели поражение. Главное же предательство Дервиша-Али заключалось в тайных переговорах с крымцами, что не укрылось от начальника русского отряда в Астрахани П. Тургенева, вероятно, получившего донос от местных информаторов. Внезапное прибытие в Астрахань стрельцов и казаков, направленных по просьбе Измаила, произвело устрашающее впечатление на астраханцев, в панике бежавших из города. Положение было спасено объявлением царской милости. Вскоре в Москве были получены новые обвинения и жалобы Измаила Дервиша-Али. Измаил просил Ивана IV взять Астрахань в полное своё владение. Решающим стал полученный в марте 1556 г. донос Измаила, в котором сообщалось об окончательном переходе хана на сторону Крыма. Пришло сообщение и от русского посла Мансурова, отбившегося от нападения астраханцев и ушедшего с отрядом на судах до Переволок. Он писал об измене Дервиша-Али, перебившего своих князей, верных русскому царю. Весной 1556 г. новый поход на Астрахань возглавили стрелецкие головы И. Черемисинов и Т. Тетерин, казачий атаман Колупаев и начальник вятчан Писемский. Но ещё до их прибытия, на город успешно напал атаман Л. Филимонов, разогнавший всех жителей, хотя от пленных было известно о прибытии из Крыма в Астрахань 700 татар и 300 янычар с пушками. Вступив в город, стрельцы и казаки укрепили его и отправились к морю, где нашли и уничтожили астраханские суда. Затем они вступили в бой с самим Дервишем-Али. Сначала они одержали победу, но затем с боем отошли в город. Новый поворот событий опять был связан с междоусобицей в Ногайской Орде, закончившейся примирением детей Юсуфа с Измаилом и подчинением их России. Они разбили Дервиша-Али и заставили его бежать к Азову105. Так завершилось покорение Астрахани. На этот раз ханство ликвидировалось, территория его включалась в состав России. Все население (князья, мурзы, шейхи и "вся чернь Астраханской земли") принесло присягу царю на верность. Воеводы "раздавали острова и пашни по старине и приказали ясак платить по старине, как прежним царям платили, а князи от себя прислали, чтобы их государь в Крым и в ногаи не выдал и в холопстве у себя учинил". Основание и оборона крепости С присоединением Астраханского ханства перед новыми властями встала необходимость основания русской крепости для управления и обороны края (в первую очередь, со стороны Крыма и Кавказа). К. Васильев, составитель местной летописи, использовавший дела Соборного и Консисторского архивов, писал, что поводом для строительства новой крепости на левом берегу Волги стал бунт татар, а также опасение отторжения Астрахани Турцией. Поскольку старая Астрахань располагалась на правом берегу и не имела ни укреплений, ни естественной защиты, то астраханский воевода И. Черемисинов с разрешения Москвы основал в 1558 г. новую крепость на острове Заячьем (или Долгом), окружённом протоками, ильменями и болотами. Если в старой Астрахани жили татары, представлявшие определённую опасность, то новый город, с русским населением должен был стать надёжной крепостью, поскольку отдалённость от Москвы лишала его возможности быстрого получения помощи. Стоит заметить, что скорость стругов на Волге определялась течением, направлением и силой ветра, а сухопутные дороги проходили по недавно покорённой территории. Каспийская флотилия у Астраханского кремля Сохранилось описание Астрахани, сделанное английским посланником А. Дженкинсоном, посетившим город в ходе двух своих путешествий (1558-59 и 1562-63 гг.): "Город Астрахань расположен на острове, на высоком берегу, внутри города кремль, обнесённый деревянною и земляною стеной, и некрасивою, и непрочною. Строения и дома в городе (за исключением помещений главных начальников и некоторых дворян) очень низки и просты. Остров очень неплодороден, без лесу и пастбищ, земля не родит хлеба. Воздух в высшей степени заражён, я думаю, массой рыбы, преимущественно осетров, которой только и живут обитатели; в мясе и хлебе здесь большой недостаток. Жители развешивают для сушки рыбу на улицах и в домах, чтобы запастись ею, отчего здесь, к их же мучению, такая масса мух, какой я никогда нигде не видал. Во время моего пребывания в Астрахани здесь был великий голод и мор между населением, особенно среди татар-ногайцев, которые пришли тогда сюда отдаться в руки русских, своих врагов, и искать у них помощи... Царь охраняет Астрахань очень строго: ежегодно посылает сюда людей, припасы и дерево для постройки кремля. Ведётся здесь торговля, но в таких малых и ничтожных размерах, что не стоит упоминать; всё-таки, впрочем, сюда съезжаются купцы из разных местностей. Главнейшие товары, привозимые сюда русскими: красные кожи, бараньи шкуры, деревянная посуда; уздечки, сёдла, ножи и тому подобные безделушки, хлеб, свинина и прочие припасы. Татары привозят сюда различные товары, выделанные из хлопка, шерсти и шелка; из Персии, именно из Шемахи, привозят шёлковые нитки: употребительнейшие в России, краски, грецкие орехи, но всё это в таких незначительных размерах, что торговля здешняя ничтожна и бедна". В новую крепость из старой Астрахани были перевезены орудия, боеприпасы, продовольствие. Она была построена своевременно: только некоторые противоречия между Крымским ханством и Османской империей сорвали намеченный на 1564 год совместный поход на Астрахань. Крымский хан Девлет-Гирей I выступал против этой идеи, указывая, что зима для турок здесь слишком холодна, а лето безводное. Вероятно, потенциальное завоевание Нижнего Поволжья турками и планируемое строительство там турецких крепостей расценивалось им как угроза дальнейшего закабаления Крыма Турцией. Так что сообщение о походе 1564 г. (со ссылкой на историка Гваньина) является ошибочным. Реальный поход состоялся в 1569 г. Основными источниками по его истории являются: 1) рассказ царского сановника Семёна Мальцева, захваченного в плен при его возвращении из ногайских улусов, использованный Н.М. Карамзиным и 2) "Статейный список И.П. Новосильцева", передавшего сообщения иных свидетелей. В то время султан Селим II направил губернатору Кафы (Феодосии) Касиму 2000 янычар и 15000 сипахи с пушками и приказом соединить Дон с Волгой, взять Астрахань и основать там крепость8. К туркам присоединился Девлет-Гирей с тремя сыновьями и 50000 всадников, часть которых, "не дошед Асторохани, назад ворочалися с нужи". ("История Астраханского края" А.А. Курбатов)