Антон Белов

Новичок форума
  • Публикаций

    10
  • Зарегистрирован

  • Посещение

Информация о Антон Белов

Profile Information

  • Пол
    Мужской
  1. Мне нравятся веселые люди. Нравятся сияющие глаза, звонкий смех, громкий говор. Крики. Мне нравятся румяные девушки с коньками в руках. Или такие, знаете, в майках, в спортивных туфельках, прыгающие вверх и вниз. Я не люблю эту самую поэзию, где грусть и печаль и разные вздохи и разные тому подобные меланхолические восклицания вроде: эх, ну, чу, боже мой, ох, фу ты и так далее. Мне даже, знаете, смешно делается, когда хвалят чего-нибудь грустное или, например, говорят при виде какой-нибудь особы: – Ах, у нее, знаете, такие прекрасные грустные глаза. И такое печальное поэтическое личико. Я при этом думаю: «За что ж тут хвалить? Напротив, надо сочувствовать и надо вести названную особу на медицинский пункт, чтоб выяснить, какие болезни подтачивают ее нежный организм и почему у нее сделались печальные глаза». Нет, у людей бывает очень странный взгляд на вещи. Восхищаться грустными вещами. Восторгаться печальными фактами. Прямо даже не понять, как это бывает... А как-то, знаете, однажды зашел ко мне в гости мой приятель... Вот он приходит ко мне и говорит, что он влюбился в одну особу до потери сознания и вскоре на ней женится. И тут же начинает расхваливать предмет своей любви. – Такая, – говорит, – она у меня красавица, такие у нее грустные глазки, что я и в жизни никогда таких не видывал. И эти, – говорит, – глазки такой, как бы сказать, колорит дают, что из хорошенькой она делается премированная красавица. Личико у нее нельзя сказать, что интересное, и носик немножко подгулял, и бровки какие-то странные – очень косматые, но зато ее грустные глаза с избытком прикрывают все недостатки и делают ее из дурнушки ничего себе. Я, знаешь, – говорит, – ее и полюбил-то за эти самые глаза. – Ну и дурак, – говорю я ему. – Вот и выходит, что ты форменный дурак. Прошляпился со своей женитьбой. Раз у нее грустные глаза, значит, у нее в организме чего-нибудь не в порядке – либо она истеричка, либо почками страдает, либо вообще чахоточная. Ты, – говорю, – возьми да порасспроси ее хорошенько. Или поведи к врачу, посоветуйся. Ох, тут он очень возмутился, начал швыряться вещами, кричать и срамить меня за излишнюю склонность к грубому материализму. – Я, – говорит, – жалею, что к тебе зашел. У меня такое было поэтическое настроение, а ты своими ручищами загрязнил мое чувство. Стал он прощаться и уходить... Вот проходит что-то около полгода. Я позабываю эту историю. Но вдруг однажды встречаю своего приятеля на улице. Он идет с расстроенным лицом и хочет не заметить меня. Я подхожу к нему и спрашиваю, что случилось. – Да так, – говорит, – разные неприятности. Ты мне накаркал – у жены, знаешь ли, легочный процесс открылся. Не знаю, теперь на юг мне ее везти или в санаторию положить. Я говорю: – Ну, ничего, поправится. Но, конечно, – говорю, – если поправится, то не будет иметь такие грустные глаза. Он усмехнулся, махнул рукой – дескать, отвяжись – и пошел от меня. И вот этой весной я встречаю его снова. Вижу – морда у него расстроенная. Глаза блестят, но смотрят грустно и даже уныло. – Вот, – говорит, – теперь сам, черт возьми, захворал туберкулезом. После гриппа. Конечно, может быть, и от жены заразился. Но вряд ли. Скорей всего от усталости захворал. – А жена? – говорю. – Она поправилась. Только я с ней развелся. Мне нравятся поэтические особы, а она после поправки весь свой стиль потеряла. Ходит, поет, изменять начала на каждом шагу… – А глаза? – говорю. – А глаза, – говорит, – какие-то у ней буркалы стали, а не глаза. Никакой поэзии не осталось. Тут я попрощался со своим приятелем и пошел по своим делам. И по дороге сочувственно поглядывал на тех прохожих, у кого грустные глаза. Зощенко
  2. Любовь крокодила - Николай Агнивцев Удивительно мил жил да был крокодил - так, аршина в четыре, не боле!.. И жила да была, тоже очень мила, негритянка по имени Молли... И вот, эта Молли-девица решила слегка освежиться и, выбрав часок между дел, на речку купаться отправилась... Крокодил на нее посмотрел: она ему очень понравилась... И он её съел! А, съевши, промолвил: "Эх-ма, как милая Молли прекрасна!" Любовь крокодилов весьма с в о е о б р а з н а! Агнивцев
  3. ДМИТРИЙ БЫКОВ ...Из тучи, словно из тюрьмы, слетает снег. Он валит так, как валим мы - который век? Мы завалили все пути и все умы. Не разобрать, не разгрести - повсюду мы. Перевернули кверху дном небесный скит. Снег валит ночью, валит днём. Москва стоит. Буксуют белые стада ночных авто. Не успевает никуда уже никто. Под белой шапкой неживой - родимый край. Куда ты валишь, Боже мой? ведь здесь не рай. Куда ты валишься, поток сухой воды? Из новостей у нас, браток, - одни суды. Не покрывай родной простор, назад стремись! Тут если кто ещё не вор, то экстремист. Над каждым - чаемая жуть, незримый грех, И чтоб согласие вернуть, посадят всех. Но валит снежная крупа, давя, слепя... Ползёт недвижная толпа, кляня себя. У всех сосульки на усах, как у моржей... Должно быть, там, на небесах ещё хужей... Темно с утра, темно с шести, темно уму... Здесь ничего не разгрести и никому. Такой сезон у всей страны, у всех элит. Осталось только ждать весны. Или валить. Д.Быков
  4. Вот уже два часа Роберт сидел перед бланком соглашения, не зная, подписывать его или уничтожить. Он выбирал между двумя вариантами своего будущего. Согласно первому варианту, его перспективы были туманными, а шансы реализовать свои мечты ничтожными. Согласно второму варианту, он становился известной рок-звездой, которой гарантировалось состояние постоянного счастья. Не такой уж богатый выбор, подумаете вы. Но если первая жизнь будет проходить в реальном мире, то вторая жизнь будет протекать исключительно внутри Аппарата виртуальных ощущений. Это устройство позволяло вам проживать всю свою жизнь в виртуальной реальности. Все происходившие там события были призваны сделать вас более счастливым и удовлетворенным, чем в реальной жизни. Но главное заключалось в том, что, находясь в этом аппарате, вы не подозревали бы о том, что уже не живете в реальном мире. Вам бы казалось, что вы живете обычной жизнью: только в этой жизни вы являетесь одним из победителей, для которого все складывается хорошо. Роберт знает, что, если он окажется в этом устройстве, его жизнь будет замечательной. И все же ненатуральность этой жизни заставляет его колебаться перед подписанием соглашения, которое приведет его в этот рай... Легко понять, почему Роберт не спешит. Жизнь в этом аппарате будет фальшивой, ненастоящей, нереальной. Но почему настоящая, «реальная» жизнь с ее взлетами и падениями должна быть предпочтительнее фальшивой, счастливой жизни? Агент по продажам этого аппарата счастья сможет предложить вам несколько убедительных аргументов против этого. Во-первых, подумайте над тем, что значит «подлинность» и «реальность». Подлинный человек - это человек, каким он является на самом деле, а не кем он притворяется. Но в этом аппарате Роберт по-прежнему будет Робертом. Но, можете возразить вы, в реальном мире рок-звездой становятся благодаря своим усилиям, а в этом устройстве награда достается без усилий. На что можно возразить: Талант имеет небольшое влияние на становление звезды; все решают удача и стечение обстоятельств. Слава Роберта в этом аппарате будет не менее заслуженной, чем слава бесчисленного количества выскочек. Успех в жизни в большей степени зависит от удачи: родились ли вы в нужном месте, в нужное время, у нужных родителей... Что же касается идеи о том, что вы уходите от реального мира, мы можем сказать: будьте реалистами. Мир, в котором вы сейчас живете, является не чем иным, как совокупностью ваших ощущений... В каком-то смысле реальность есть всего лишь видимость... (Джулиан Баджини) источник
  5. понял я мигом кто кинул с крыши кирпич но было поздно никогда никто от меня не услышит: "хочу работать!" вечен порядок сначала выпью водки а потом усну от злости пьяный плюнул в лужу, а в луже облака плывут деньги я люблю но странною любовью - неразделенной жри макароны завтра уже не дадут завтра - на волю приходи скорей! ой, нет, нет, не надо, блин! уходи скорей! опять один я где ты, с кем, и чье теперь ухо ласкаешь? уже под утро я признался наташе что жду ребенка волнует козлов коз красота, а меня совсем ни капли два самурая режут друг другу яйца посмотри скорей уж не осталось ни чести, ни совести один только ум не знаю, кто я, хоть каждый день по сто раз в зеркало гляжусь хокку
  6. Серьёзность - это грех. И запомните, серьезность не означает искренность. Искренний человек может чистосердечно смеяться, может искренне радоваться. Искренность не имеет ничего общего с серьезностью. Серьезность - это просто болезнь души. Сделав человека серьезным, легко сделать его рабом. Только тогда он опустится на колени перед деревянными или каменными статуями. Только тогда он будет готов служить любому, кто представляет власть. Когда дети смеются, взрослые думают, что они незнающие дети, еще примитивные. Все усилия родителей, общества, учителей, священников состоит в том - как сделать их серьезными! Как сделать, чтобы они вели себя как рабы, а не как независимые индивидуальности... Вы просто должны быть христианином или индуистом или магометанином. Вы должны быть коммунистом или фашистом, или социалистом. Вам не позволяется иметь ваши собственные мнения; вам не позволяется быть самим собой. Просто пойдите в церковь... Смеяться здесь кажется не к месту. Никто даже не может подумать, что Бог смеялся... Религии направлены против жизни, против смеха, против радости... Те, кто наслаждается жизнью на земле, отправятся в ад. Но если действительно существуют ад, то там вы найдете всех поэтов, всех художников, всех скульпторов... Вы найдете всех великих людей, которые сделали эту землю немного более прекрасной. А чему способствовали ваши святые?.. Они мучили себя и учили других мучить себя; они распространяли психологическую болезнь... Только человек может наслаждаться шуткой, может смеяться. Компьютер не смеется, муравьи не смеются, пчелы не смеются; человек единственный, кто может смеяться... Я не говорю - не плачьте. В действительности, если вы не можете смеяться, вы не можете и плакать. Есть миллионы людей, чьи слезы высохли; их глаза утратили сияние, глубину; их глаза потеряли влагу. Если смех искалечен, слезы тоже искалечены. Забывая смех, вы забудете и жизнь. Ведь вся жизнь в целом - это великая космическая шутка. Это не серьезное явление - приняв жизнь серьезно, вы упустите ее. Ее можно понять только через смех. Смейтесь же!.. Ошо
  7. Джордж Бишоп стал внимательно вглядываться в стоявшую перед ним чашу с апельсинами, а затем мысли его пошли в другую сторону. Он начал с того, что провел четкую границу между характеристиками апельсинов, которые касались их видимой сущности, и теми качествами, которые они имели на самом деле. Цвет, к примеру, является простой видимостью: мы знаем, что дальтоники или животные, имеющие другую физиологию, видят «апельсин» совершенно не так, как обычный человек. Вкус и запах апельсина тоже являются простой видимостью, поскольку они тоже зависят от кого-то, кто воспринимает этот фрукт. Но когда Джордж начал убирать с фруктов «простую видимость», то обнаружил, что у него не осталось практически ничего... (Беркли Принципы человеческого знания) Как и младенцы, мы являемся «наивными реалистами», считающими, что мир представляет собой то, что мы видим. По мере взросления мы учимся понимать разницу между тем, какими вещи кажутся нашим органам чувств, и тем, какими они являются на самом деле... Но у нас по-прежнему нет четкого представления о том, что же такое эта реальность. Ничего страшного, можете подумать вы... мы оставляем эту работу ученым. Но не является ли эта ситуация случаем, когда ученые находятся в мире видимостей, так же как и мы? Они тоже изучают то, что предстает перед нашими пятью органами чувств. Когда я вижу что-либо в телескоп или микроскоп, я нахожусь в таком же мире видимостей, как и тогда, когда я вижу что-либо невооруженным глазом. Ученые не видят того, что находится за этим миром видимостей, они просто смотрят на этот мир более пристально, чем обычно смотрим на него мы. Это философская, а не научная проблема. Кажется, мы понимаем разницу между видимым миром и миром реальным, но похоже, что заглянуть за эту видимость и увидеть «реальный» мир невозможно. Когда мы понимаем, что Луна не является крошечной, просто она находится далеко от нас, и что палка, опущенная в воду, не согнута, мы не выходим за рамки видимого, мы просто узнаем, что одни видимые объекты являются более обманчивыми, чем другие. И тут возникает одна дилемма: Соглашаемся ли мы с тем, что мы не знаем этого мира и нам не дано вообразить, каким образом мы вообще способны его понять? Или же мы отказываемся от этого представления и соглашаемся с тем, что единственным миром, в котором мы можем жить и который мы можем знать, является в конечном счете мир, который мы видим?.. (Баджини Философия)
  8. Иосиф Бродский Осенний вечер в скромном городке, гордящимся присутствием на карте (топограф был, наверное, в азарте иль с дочкою судьи накоротке). Уставшее от собственных причуд Пространство как бы скидывает бремя величья, ограничиваясь тут чертами Главной улицы; а Время взирает с неким холодком в кости на циферблат колониальной лавки, в чьих недрах всё, что смог произвести наш мир: от телескопа до булавки. Здесь есть кино, салуны, за углом одно кафе с опущенною шторой, кирпичный банк с распластанным орлом и церковь, о наличии которой и ею расставляемых сетей, когда б не рядом с почтой, позабыли. И если б здесь не делали детей, то пастор бы крестил автомобили. Здесь буйствуют кузнечики в тиши. В шесть вечера, как вследствие атомной войны, уже не встретишь ни души. Луна вплывает, вписываясь в тёмный квадрат окна, что твой Экклезиаст. Лишь изредка несущийся куда-то шикарный "бьюик" фарами обдаст фигуру Неизвестного Солдата. Здесь снится вам не женщина в трико, а собственный ваш адрес на конверте. Здесь утром, видя скисшим молоко, молочник узнаёт о вашей смерти. Здесь можно жить, забыв про календарь, глотать свой бром, не выходить наружу, и в зеркало глядеться, как фонарь глядится в высыхающую лужу. Бродский
  9. Козьма Прутков МОЙ ПОРТРЕТ Когда в толпе ты встретишь человека, который наг; чей лоб мрачней туманного Казбека, неровен шаг; кого власы подъяты в беспорядке; кто, вопия, всегда дрожит в нервическом припадке, - знай: это - Я! Кого язвят со злостью вечно новой, из рода в род; с кого толпа венец его лавровый безумно рвёт; кто ни пред кем спины не клонит гибкой, - знай: это - Я!.. В моих устах спокойная улыбка, в груди - змея! ПАМЯТЬ ПРОШЛОГО Помню я тебя ребенком, скоро будет сорок лет; твой передничек измятый, твой затянутый корсет. Было в нем тебе неловко; ты сказала мне тайком: «Распусти корсет мне сзади; не могу я бегать в нем» Весь исполненный волненья, я корсет твой развязал... Ты со смехом убежала, я ж задумчиво стоял. К.Прутков