Guber30

История России с древности до наших дней.

В теме 349 сообщений

В 19.08.2018 в 01:15,   Х   сказал:

Круто.

Но скифы были ираноязычными. Впрочем как и сарматы. Тогда уж осетины предки славян.

Ура-патриоты стали напоминать хохлов-скакунов.

Считаете себя умнее Ломоносова?

 

Не осетины предки славян, а аланы - одни из предков осетин.

Точно так же, как и фракийцы - одни из предков армян, передавших совсем не индоевропейским иберам индоевропейский язык.

 

Читайте внимательно:

«Еще один римский писатель начала V в. Маркиан сообщает любопытные данные, не подвергавшиеся критическому анализу и попытке осмысления: «Река же Рудон течет из Аланской горы; у этой горы и вообще в этой области живет на широком пространстве народ алан-сармат, в земле которых находятся истоки реки Борисфена, впадающей в Понт. Землю по Борисфену за аланами населяют так называемые «европейские хуны»

http://www.proza.ru/2010/02/09/1121

 

И дальше по тексту по ссылке.

 

Рудон - Западная Двина, Борисфен - Днепр. Аланская гора - Валдайская возвышенность.

На широком пространстве живет народ алан-сармат

 

Вопросы есть?

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

О масонстве Карамзина и его клевете на Царя Иоанна Грозного

 

Спойлер
Доказывая вышеназванный тезис, кандидат богословских наук Михаил Ефимов в своей работе «Карамзинская нелепа» в частности пишет: 
   
   «Начнем с того, где возник замысел написания "Истории". В начале великой по своим злодеяниям французской революции 1789-92 гг. Карамзин оказывaется в Западной Европе. ...Тесно сближается с владыками дум эпохи просвещения и гуманизма, т. е. того времени, когда европейские народы начали изменять христианским ценностям, когда вместо Бога во главу всего был поставлен человек с его страстями и пороками, когда образованные сословия ринулись в масонские ложи и оккультные общества...
 
   Карамзину для написания и издания огромного труда необходимо было заручиться высочайшим благословением, т. е. дозволением Императора. Ради этого хитрому масону должно было играть роль верноподданного гражданина. Однако на исходе 18-го века Император Павел I получил извещение об участии Карамзина в якобинстве. /Название Якобинец происходит от имени Иаков, Яков, англ. Якоб. Якобинство - французская масонская ложа, возникшая в доминиканском монастыре святого апостола Иакова, англ. Якоба. Эта ложа произвела политическое движение по свержению французской монархии, революционное якобинство - ред./.
 
   Над злоумышленником /якобинцем Карамзиным/ нависла грозная туча государственных репрессий, что объясняет пометку в его записной книжке: "Если провидение пощадит меня, если не случится того, что ужаснее смерти, т. е. ареста, займусь историей". Провидение пощадило литератора, но тот не пощадил своих читателей, отравляя их умы ядом якобинских инсинуаций... 
 
   /Один из исследователей Карамзина/ Смирнов замечает: "Надобно добавить столь устойчивую в определенных кругах славу Карамзина как неисправимого якобинца. В царской семье ее носителем был цесаревич Константин".
 
   Указанный младший брат Александра I категорически возражал против публичного обсуждения и осуждения деяний Иоанна IV, что наносит удар по престижу царской власти. Он так отзывался о 9-м томе Карамзина: "Книга его наполнена якобинскими поучениями, прикрытыми витиеватыми фразами". Цесаревич не был одинок в своих воззрениях на труд Карамзина: сам автор сетует брату Василию Михайловичу, что публика реагирует на "Историю" неоднозначно. 
 
   Кто ж восторгался Карамзиным и его творением? Декабристы, разрушители Российской Империи...
 
   В карамзинском труде, как в прогоревшем костре, под монархическим пеплом таился огонь свобод республиканских. В этой связи попечитель московского учебного округа Голенищев-Кутузов в августе 1810 года обратился к министру просвещения Разумовскому с предупреждением об опасности, исходящей от новоявленного историографа. Он писал, что сочинения Карамзина наполнены ядом якобинства и вольнодумства, источают безначалие и безбожие, что сам он метит в первые консулы и что давно пора его запретить и уж никак не награждать. 
 
2018-08-08_011813.jpg
  
   Вскоре после этого Голенищев-Кутузов сообщал Его Величеству, что Карамзин - французский шпион. Припомним тут, где родилась идея "Истории". 
 
   Из всего вышеизложенного видно, что пресловутый сочинитель явился одним из главных идеологов и вдохновителей декабристского восстания и, стало быть, все злодеяния мятежников, в том числе и убийство Милорадовича, славного героя Отечественной войны, тяжким камнем лежат на совести того, кого при дворе называли негодяем...
 
   Карамзин как участник мировой закулисы поставил перед собой цель, которую Смирнов описывает так: "Вразумить живущих и царствующих уроками истории, опричниной грохнуть по аракчеевщине. Надобно было собрать для этого и надлежащие мысли, не мысли даже (они давно были выстраданы), а слова, формулировки, такие оценки прошлых событий и лиц, которые помогали бы современникам бороться с самовластьем нынешним, тутошним". 
 
   Отсюда видно, что если главная идея первых восьми томов "Истории" - противостояние вечевого народовластия и княжеского правления, то замысел отдельно взятого девятого тома в том, чтобы "опричниной грохнуть по аракчеевщине". Помилуйте! Налицо политический заказ и абсолютная ангажированность автора. О какой исторической науке, о каких безпристрастных и объективных изысканиях тут можно говорить? 
 
   Как могут некоторые из нас, православных, ссылаться на эту якобинскую белиберду в вопросах, столь актуальных для современной Церкви? 
 
   Совершенно очевидно, что Карамзин в работе над девятым томом заботился не об исторической правоте, но о том, чтобы грохнуть, уколоть, растоптать идеологического противника. 
 
   Говоря о могучем союзе Карамзина и революционеров, Смирнов указывает на подоплеку девятого тома: "С Тацитом сравнивали историографа и будущие декабристы, прозорливо угадав смысл его поучений". Здесь следует напомнить читателю, что Тацит - это историк Древнего Рима накануне его падения (476 г.). Называя своего соратника этим именем, бунтовщики намекали на скорое ниспровержение царизма.
 
   Многие здравомыслящие люди дореволюционной России осудили и отвергли тайный умысел Карамзина, отчего на памятнике ему, установленном в 1911 году, обретались лишь первые восемь томов "Истории"
 
   Девятый том, возводящий напраслину на Русского Царя, оказался непризнанным... /Но/ эта книга стала для многих излюбленным чтивом, постоянным спутником. К примеру, Кондратий Рылеев с восторгом восклицал: "Ну Грозный! Ну Карамзин! Не знаю, кому больше удивляться - тиранству ли Иоанна или дарованию нашего Тацита". Он же свидетельствовал, что его друзья Бестужев, Муравьев и другие молодые якобинцы, ранее упрекавшие Карамзина в приверженности к монархизму в основном за посвятительное письмо и введение к труду, по выходе девятого тома стали самыми горячими почитателями его, величали не иначе, как Тацитом и повсюду разносили весть о новом замечательном творении историографа. 
 
   Мартинист Вильгельм Кюхельбекер, злодей, приговоренный к смертной казни, превозносил девятый том как лучший в творчестве Карамзина.
 
   Иной декабрист Владимир Штейнгель, осужденный на 20 лет каторги, восхищено провозглашал эту книгу феноменом, небывалым в России -мол, один из великих царей открыто ознаменован тираном, каких мало представляет история. 
 
   Чем же объяснить тот факт, что декабристы взахлеб зачитывались самым мерзким томом карамзинской нелепы? Как и прочие революционеры, они были заражены демоническим желанием крови и мучительства. Свою кровожадность эти нравственные выродки доказали вооруженным выступлением на Сенатской площади, которое является прекрасной иллюстрацией того, что в основе всякого бунта лежит садизм, т. е. стремление причинить страдание другому живому существу... 
 
   Карамзин, имея гипертрофированное воображение, с удовольствием обслуживал кровожадные наклонности своих братьев по оружию. Хочешь ли, читатель, доказательств? Изволь.
 
   Кому неизвестно душещипательное сказание о том, как Грозный слушал посланника князя Курбского Ваську Шибанова, вонзив в его ногу свой жезл и опершись на него? Какова же историческая ценность сей умилительной картины? Смирнов так отзывается на этот счет: "слуга, стоя неподвижно, безмолвствовал, а царь, опершись на жезл, слушал чтение письма Курбского. Потрясающая воображение сцена, но не совсем точная по историческим свидетельствам". Николай Иванович Костомаров (1817-85 гг.), один из знаменитейших наших историков, член-корреспондент Петербургской Академии Наук идет дальше. Он указывает, что в летописи, означенной Карамзиным как Александро-Невская, о Ваське Шибанове сказано, что он способствовал бегству Курбского и сам был схвачен, а не послан в Москву с письмом, как обыкновенно полагают. Слушайте, дорогие мои, налицо чудовищный подлог: в летописи, на которую ссылается обманщик, нет ни слова о том, что пособник изменника Родины был направлен им в столицу и о его ноге, якобы пронзенной царским жезлом!!! Как же после этого можно относиться к россказням якобинца о том, что царь будто бы насиловал и собственноручно пытал своих подданных?...
 
   Вспомним, скрепя сердце, о мнимом столкновении Грозного с митрополитом Филиппом, которое сочинитель описывает следующим образом: "В разгар казни входит царь в Успенский собор. Его встречает митрополит, полный решимости по долгу сана своего печаловаться, заступаться за обреченных на казнь. 'Молчи, - прерывает его Грозный, едва сдерживая гнев, - одно тебе говорю, молчи, отец святой, молчи и благослови нас'. 'Наше молчание, - ответствовал владыка, - грех на душу твою налагает и смерть наносит'. 'Ближние мои, - прерывает Филиппа Грозный, - стали на меня, ищут мне зла. Какое тебе дело до наших царских предначертаний?'" Удивительная детализация разговора! Не правда ли? Где автор мог почерпнуть такие подробности? Что-то я не припомню, чтобы Царь и святитель оставили по себе мемуары. Сколько картинности, сколько сильных эмоций в этом диалоге! Чем не эпизод для остросюжетного фильма? Особенно умиляет выражение "едва сдерживая гнев". Складывается впечатление, что сочинитель не только обладал чудесной машиной времени, сделавшей его свидетелем означенной встречи, но и был выдающимся телепатическим экстрасенсом, способным определять степень гнева исторического персонажа...
 
   Сочинитель не захотел отказаться от клеветнических выпадов в адрес Иоанна Васильевича, нелепость коих очевидна. К примеру, он указывает, что "душегуб", оказывается, обладал редкой памятью, знал наизусть Библию, историю греческую и римскую. Я не могу принять, что Грозный был "душегубом", даже в качестве версии, ибо по моему убеждению злодейство не сочетается с обширной ученостью. Душегубство есть удел лишь людей грубых и непросвещенных. Хотя и бывают кровопийцы, обремененные разносторонними сведениями в науках, но кто из них мог похвастаться знанием назубок Священного Писания? Чтобы стяжать такую просвещенность, надо упражняться в усвоении библейских речений ежедневно по несколько часов на протяжении многих лет. Мало того, должно иметь сердечную привязанность к Писаниям и прилагать их к собственной смиряющейся душе, словно целебный пластырь. Далеко не каждый канонизированный святой знал Библию наизусть. Я могу припомнить лишь одного подвижника благочестия, ум которого как бы плавал в светоносных изречениях Нового Завета. Это преподобный Серафим Саровский...
 
   Интересно взглянуть на девятый том и в источниковедческом аспекте. Карамзин приступил к сбору материалов для описания царствования Иоанна 4-го в начале 1812 года, накануне наполеоновского вторжения. В знаменитом московском пожаре, ставшем кульминацией Отечественной войны, погибли все столичные библиотеки и архивы, в том числе и обширное собрание книг и рукописей сочинителя. Уцелело лишь синодальное книгохранилище... Источниковедческая база новых томов расширялась также и благодаря появлению мемуарных свидетельств вроде записок Андрея Курбского и Палицина и свидетельств осведомленных иностранцев. Последние несли важную, часто уникальную, неповторимую информацию, но отличались односторонностью, субъективизмом, а иногда и явной тенденциозностью, принимавшей подчас форму русофобии». 
 
Каково?! Русская история пишется на материалах, пропитанных нелюбовью, а зачастую и ненавистью ко всему русскому.
 
В СВОЕМ ПРЕДИСЛОВИИ К «ИСТОРИИ» КАРАМЗИН ЗАМЕЧАЕТ: «И ВЫМЫСЛЫ НРАВЯТСЯ. НО ДЛЯ ПОЛНОГО УДОВОЛЬСТВИЯ ДОЛЖНО ОБМАНЫВАТЬ СЕБЯ И ДУМАТЬ, ЧТО ОНИ ИСТИНА». ЗНАМЕНАТЕЛЬНАЯ ФРАЗА, КОТОРАЯ МНОГОЕ ОБЪЯСНЯЕТ.
 
Как же мы, православные, можем давать веру явным нелепостям распоясавшегося якобинца? Полагаю, что одна из причин этого - чтение «Истории» без должной вдумчивости и здравой критики.
 
В этой связи я вспоминаю дивную святоотеческую мудрость «лучше ошибиться в любви, чем в ее отсутствии». Это означает, что если о каком-то человеке высказываются прямо противоположные суждения, то христианин должен предпочесть сторону оправдания, любви и снисхождения...
 
 
Источник: Русский монархист

http://www.ruskalendar.ru/news/detail.php?ID=20921

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

Такого Государя вожделели бы иметь все христианские народы

 

Спойлер
Царствование Алексия Михайловича являет собой взгляду внимательному и любознательному менторскую картину того, сколь плодотворно сказывается на жизни медленное, тихое, религиозно осмысленное самосознание власти. <…>
 
1423553421_car.jpgКонкретно Алексий Михайлович совсем возвращает России земли Малороссии, отторгнутые от нее агрессивными соседями в свирепую годину монгольского нашествия. Конкретно он ведет с Польшей – давнешним и непримиримым противником Руси – необычно тяжелую войну и оканчивает ее блестящей победой.
 
Конкретно он, получив в наследие страну бедную, еще слабенькую силами и средствами после Смуты, но уже стоящую пред лицом огромного количества муниципальных и публичных задач – начинает эру реформ, при этом реформ неторопливых и обмысленных, захвативших область юридическую и экономическую, военную и религиозную.
 
Одно только известное «Уложение» Алексия Михайловича, именуемое по другому «Свод всех законов», могло бы, по словам исследователя XX века, «составить славу целого царствования» («Уложение» 1649 года стало первым полным сводом законов, действующих на всей местности Российского страны). А ведь оно – только малая доля того, что успел совершить Тишайший владыка России.
 
Было совсем утверждено дело исправления богослужебных книжек, принят Новоторговый утомившись, издана Кормчая книжка, не говоря уж о массе личных законоположений, призванных упорядочить русскую жизнь. Во наружной политике стратегическая инициатива после длительных лет застоя опять перебежала к Москве. Литва и Польша совсем утратили наступательный порыв, отступив в отношениях с Русью на роль стороны обороняющейся, без надежды на победу.
 
<...> Самая внешность сударя располагала в его пользу: в живых голубых очах светилась искренняя доброта, лицо было много и румяно, ободряя и обнадеживая собеседника выражением благодушной приветливости, не мешавшей, вобщем, серьезности и значимости, приличествующей Августейшей особе. Полная фигура Царя сохраняла осанку великую и чинную, подчеркивая сознание Алексием Михайловичем значимости и святости сана, возложенного на него Самим Господом Богом.
 
Редчайшие духовные плюсы Царя пленяли даже иноземцев. Их отзывы молвят о том, что «Правитель даровит необычными талантами, имеет красивые свойства и украшен редчайшими добродетелями..., он сразил для себя сердца всех собственных подданных, которые столько же обожают его, сколько и благоговеют перед ним». При собственной неограниченной власти, отмечают они, «Правитель Алексий не посягнул ни на чье имущество, ни на чью честь, ни на чью жизнь...». Он «таковой Сударь, какого бы вожделели иметь все христианские народы, но немногие имеют».
 
В домашней жизни он (как, вобщем, и его державные предшественники) являл собой эталон умеренности и простоты. Три, много если четыре, комнаты рядом, одна около другой, служили для него очень достаточным помещением. Были они не в особенности пространны, своим простором равняясь обыкновенной фермерской избе (три сажени в длину и столько же в ширину). Внутреннее убранство покоев тоже немногим отличалось от крестьянского: те же лавки повдоль стенок, та же утварь, и только кресло для самого Сударя – роскошь неслыханная – выдавало с первого взора комнату Царя. <…>.
 
Подобно государевым покоям, немногим отличался от крестьянского и королевский стол. Блюда самые обыкновенные: ржаной хлеб, малость вина, овсяная брага, а время от времени только коричная вода – декорировали трапезу Алексия Михайловича. Да и этот стол ниакого сопоставления не имел с тем, который Сударь держал во время постов. Величавым постом, к примеру, Правитель обедал только трижды в неделю: в четверг, субботу и воскресенье, а в другие деньки наслаждался кусочком темного хлеба с солью, соленым грибом либо огурцом. Рыбу Сударь за время поста вкушал только два раза, строго соблюдая все семь постных седьмиц.<…>
 
Сударь имел ясное и жесткое понятие о божественном происхождении королевской власти и ее богоустановленном чине. «Бог благословил и кинул нам, Сударю, править и рассуждать Своя на востоке и на западе, на севере и на юге вправду», – произнес он как-то князю Ромодановскому. В одном из писем советникам Правитель писал: «А мы, величавый Сударь, раз в день просим у Создателя <...>, чтоб Господь Бог даровал нам, величавому Сударю, и вам, боярам, с нами единогласно Его разсудити взаправду, всем равно».
 
Осознание промыслительности бытия рождало в Алексие Михайловиче миропонимание чинное и светлое, медленное и внимательное к мелочам. «Хоть и мала вещь, – говаривал Правитель, – а будет по чину честна, мерна, стройна, благочинна, – никтоже зазрит, никтоже похулит, всякий похвалит, всякий прославит и изумится, что и малой вещи честь и чин и эталон положены по мере. Без чина же всякая вещь не угвердится и не укрепится; безстройство же теряет дело и возставляет безделье». Как не пожалеть, что сегодняшнее безблагодатное мнение на мир лишило нас возможности ощущать сердечком ту величавую вселенскую упорядоченность, ту стройную чинность и чистую гармонию бытия, которой так дивился Тишайший Правитель, которая строит верующего человека к созерцаниям светлым и тихим, возвышенным и умиротворенным.
 
Правитель Алексий Михайлович и Патриарх Никон воплотили внутри себя нрав и характеристики той бурной эры. Вся она – с мятежностью раскола и духовной высотой уходящей Столичной Руси; с возрастающей державной мощью России и соблазнами нарушения симфонии властей; с проникающим в страну воздействием богоборческого Запада и народной приверженностью старым родным святыням – отразилась в 2-ух этих незаурядных людях, как солнце отражается в малых каплях росы либо дождика.
 
Наша Родина вступала в период томных духовных испытаний, соблазнов и скорбей, дарованных ей Господом как очистительное пламя, долженствующее в горниле собственном родить незапятнанное злато живой, трепетной веры – уже навек, до Ужасного Суда назначенной светиться на Российской земле. Мы и сегодня горим в этом огне – спасительном, но горестном и жгучем. На пути нашей истории, в ее хитросплетениях и изгибах привечает Господь трудников собственных, готовых на терпение и на подвиг – каждый в меру собственных сил – во славу Божию, на пользу Святой Руси. Такими трудниками явили себя Правитель Алексий и Патриарх Никон – поэтому и помнит их Наша Родина посреди безчисленных достойных отпрыской собственных.
 
Митрополит Иоанн (СНЫЧЕВ) «Российская симфония»
Источник: "Православный Крест"

http://www.rusfront.ru/8787-c.html

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

К вопросу об Анне Ярославне

 

Спойлер

Использование устаревших исторических штампов не всегда отвечает современным реалиям.

Пример такого штампа - теория о триедином русском народе (малороссы, белорусы и великороссы), которая была официальной в Российской Империи с 18 века. Авторами и идеологами этой теории изначально является малороссийское духовенство, целью которого было обоснование положения своих земель наравне с русскими после их вхождения в состав России. Между тем, понятие Малая Русь было ведено ранее константинопольской Церковью, для которой вопросы национальности глубоко вторичны, в качестве административного, но никак не этнического наименования.
В советское время на волне коммунистической русофобии довоенного времени теория о триедином русском народе переродилась в теорию о происхождении уже трех разных народов от одного корня, и советской властью было построено государственное образование под наименованием Украина, включавшее огромные территории с русским населением, впоследствии украинизированным.
Современная Украина отвергает свое имперское и советское прошлое, считает его преступным и навязанным извне. Поэтому исторически безукоризненно считать украинцев, отказавшихся от советского и имперского наследия, не украинцами и не малороссами-русскими, а черкасами, потомками хазар (согласно знаменитой "конституции" Орлика).

Решение русского Земского собора 1653 года, сегодня известное всем как "решение о воссоединении Украины с Россией" прямо указывает на русское наименование субъекта этого документа:
"...И они у царского величества запорожские черкасы милости просят со многим слезным челобитьем, чтоб он, великий государь, православные християнские веры искоренить и святых божиих церквей разорить гонителем их и клятвопреступником не дал и над ними умилосердился, велел гетмана Богдана Хмельнитцкого и все Войско Запорожское принять под свою государеву высокую руку...".

Для русских людей 17 века казаки Хмельницкого однозначно известны как черкасы, потомки диких кочевников, расплодившиеся на бывших русских землях и слегка ославяненные, которые сами себя могли называть и русскими для пущей важности, но единственное, что их связывало с Русью Анны Ярославны - только православная вера и русский язык как средство межнационального общения, несмотря на тысячи тюркизмов (козак, курень, люлька, шаровары, кобза, майдан, кава и т.д.).
Сегодня в черкасы могут смело себя записывать и все русские жители Украины, считающие для себя родным украинский гимн ("мы козацкого роду"). На Украине достаточно русских, принадлежавших к "роду русскому" в 16 веке, но сегодня записавших себя в украинцы. Весь север Украины по границе с Белоруссией по происхождению русские. Принимая для себя государственную идеологию Украины, они отказываются от своих русских предков и от наследия той же Киевской Руси, и в понимании русских людей 17 века являются черкасами.


38f197da7826

Давно пора в русском языке возвращаться к исконному русскому наименованию свободных и независимых украинцев - черкасы. Это возвращение русского языка к истокам будет восстановлением исторической правды.

1435789618270212580

Никакого отношения к Киевской Руси эта народность сама по себе не имеет. А имеет только в той мере, в какой сама она является частью России.

Отцы-основатели украинской идеологии, Шевченко, Мазепа, Кучма и прочие Кравчуки носят фамилии тюркского происхождения. Это единственное, что можно знать о древнеукраинской истории - больше о ней ничего не известно.


Воровство древней русской истории с их стороны - трезубца Рюриковичей, создателей России, древнерусской гривны, которую рубили на рубли, или национального происхождения Анны Ярославны - должно преследоваться и наказываться, как и воровство любой другой чужой интеллектуальной собственности.

https://umamoto2.livejournal.com/5044.html

 

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

Гетман Украины Павло Скоропадский об украинской культуре и галичнах

 

Про "западенцев"

Узкое украинство исключительно продукт, привезенный нам из Галиции, культуру каковой целиком пересаживать нам не имеет никакого смысла: никаких данных на успех нет и является просто преступлением, так как там, собственно, и культуры нет. Ведь галичане живут объедками от немецкого и польского стола. Уже один язык их ясно это отражает, где на пять слов 4 польского и немецкого происхождения.

Про вклад украинцев в русскую культуру

Великороссы и наши украинцы создали общими усилиями русскую науку, русскую литературу, музыку и художество, и отказываться от этого своего высокого и хорошего для того, чтобы взять то убожество, которое нам, украинцам, так любезно предлагают галичане, просто смешно и немыслимо.

 

https://vad-nes.livejournal.com/564887.html

 

Воспоминания Скоропадского написаны на родном для гетмана русском языке. Хотя Павло Скоропадский и был потомком гетмана, сменившего Мазепу, но он был русским малороссийским помещиком и так называемого "украиснкго языка" не знал.

В "Воспоминаниях" Скоропадский упомянул и о галичанах, которые любят называть себя душой и совестью Украины. Вот что писал о них гетман Скоропадский:

 

"...галичане, которым важно было представить не настоящую картину той Украины, которая действительно существует, то есть имеет резкую грань между галицийской Украиной и нашей. В действительности это две разных страны. Вся культура, религия, мировоззрение жителей у них другие. Галичане же хотят представить картину будто единой Украины, которая вся крайне враждебна к идее России, причем в этой Украине важнейшую роль играли бы сами галичане

Действительно культурный класс украинцев очень малочисленен. Это является бедой украинского народа. Есть много людей, которые горячо любят Украину и желают ей культурного развития, но сами эти люди российской культуры, и они, заботясь об украинской культуре, нисколько не изменят российской. Это узкое украинство исключительно продукт, привезенный нам из Галиции, культуру которой полностью пересаживать нам нет ни единого смысла: никаких предпосылок к успеху нет и просто преступление, поскольку там, собственно, и культуры нет.

Ведь галичане живут объедками от немецкого и польского стола. Уже один язык их ясно это отражает, где на пять слов - 4 польского или немецкого происхождения. (...)

Великороссы и наши украинцы создали общими усилиями русскую науку, русскую литературу, музыку и художество, и отказываться от этого своего высокого и хорошего для того, чтобы взять то убожество, которое нам, украинцам, так любезно предлагают галичане, просто смешно и немыслимо...

Насколько я считаю необходимым, чтобы дети дома и в школе говорили на том же самом языке, на котором мать их учила, знали бы подробно историю своей Украины, ее географию, насколько я полагаю необходимым, чтобы украинцы работали над созданием своей собственной культуры, настолько же я считаю бессмысленным и гибельным для Украины оторваться от России, особенно в культурном отношении.

При существовании у нас и свободном развитии русской и украинской культуры мы можем расцвести, если же мы теперь откажемся от первой культуры, мы будем лишь подстилкой для других наций и никогда ничего великого создать не сумеем."

Скоропадский "Воспоминания. Конец 1917 - декабрь 1918"
 

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

Олесь Бузина: "Татарский корень казацкого роду"

 

Спойлер

Сегодня для большинства наших сограждан «казак» и «украинец» — почти одно и то же. Вон их сколько развелось — НЬЮ-ЗАПОРОЖЦЕВ! Особенно на киевском асфальте поблизости от органов власти!

Как сказано в поговорке: «Січ — мати, Дніпро — батько, а де байрак — там і козак».

Как сказано в поговорке: «Січ — мати, Дніпро — батько, а де байрак — там і козак».

 

Кстати, современные опереточные псевдозапорожцы, числящиеся юридически в различных «козацьких» организациях, очень любят увековечивать свои смешные «подвиги». К примеру, одна из их разновидность — так называемые «украинские казаки» — установили возле памятника Богдану Хмельницкому мемориальный камень в честь своего самого большого «деяния». Надпись на камне гласит, что именно тут они избрали гетманом Украины некоего гражданина по фамилии Ющенко. Помните, был президент такой? Так вот, он оказывается еще и чей-то гетман! До сих пор стоит этот монумент подхалимству в столице Украины на Софийской площади, портя исторический ландшафт. Обратите внимание: своим гетманом эта казачья ватага избрала бывшего члена КПСС и бывшего председателя Нацбанка. Сразу видны приоритеты современного казачества. Поближе и к начальству, и к кухне. Финансовой кухне, я имею в виду.

Между прочим один из таких современных гетманов как-то предлагал мне на выбор купить звание «генерал-есаула» за 500 долларов. Или «генерал-хорунжего» — за тысячу. Я ответил ему, что за эту сумму сам могу зарегистрировать как общественные организации сразу ДВЕ ЗАПОРОЖСКИХ СЕЧИ. Причем обе — на Крещатике. И не хуже него начну торговать званиями и самодельными орденами для помешанных на военной бижутерии. Так мы и не сторговались. Я остался при деньгах. А он — при орденах и званиях.

Многие, называющие себя в Украине историками, разбираются в происхождении казачества примерно так же, как киноказак из фильма Ежи Гофмана «Огнем и мечом» в посуде для питья. Помните, того энтузиаста, что принял ночной горшок «ясновельможного» за «гетманскую чашу» и очень интересовался, почему он ночной: «Потому что из него только ночью пьют?»

 

При приеме на Сечь меньше всего интересовало вероисповедание. Принимали не в монастырь, а в БАНДУ
При приеме на Сечь меньше всего интересовало вероисповедание. Принимали не в монастырь, а в БАНДУ

 

ВСЕ ТАТАРСКОЕ НАМ НЕ ЧУЖДО. А что, если я вам скажу, что первые казаки не имели к Украине никакого отношения? Да и вообще были не украинцами, а татарами?

Множество свидетельств о подлинном происхождении казачества замалчивают до сих пор. Скажем, откуда у того же персонажа украинских народных картинок «казака Мамая» чисто татарская фамилия? Как у знаменитого темника Золотой Орды, которого разбил на Куликовом поле Дмитрий Донской? Может быть, на стороне этого не фольклорного, а исторического героя и сражались предки запорожских казаков? Хотя бы некоторые из них? А, почему бы и нет! Слово «казак» гуляло по Великой степи от Тихого океана до Дуная задолго до того, как протоукраинцы стали бежать от тирании киевских русских князей на степное пограничье, где приняли это отнюдь не славянское имя.

Главный закон Монгольской империи — так называемая Яса Чингисхана — карал смертью чуть ли не за любую провинность. Жить вблизи хана было тяжело — нужно было обладать исключительной честностью, храбростью и верностью. Но не все же на свете такие «дураки»! Есть много людей умных, свободолюбивых, анархически настроенных. Им было плевать и на Чингисхана, и на его Ясу. Они искали тихое приятное место, где можно было отдохнуть от замечательной юридической системы выдающегося реформатора. Тех подданных Чингисхана, которые не хотели подчиняться ему и бежали из Монголии в отдаленные степи (в нынешнюю южную Украину), называли «казаками». В переводе с тюркских языков, «казак» — «человек, который ОТДЕЛИЛСЯ от своего народа», «изгнанник», «разбойник». Это было очень богатое слово, даже при рождении уже имевшее несколько значений, в зависимости от контекста. Для Чингисхана и его наследников казаки были, конечно же, очень «плохими», а для самих себя — такими замечательными, что лучше и не придумаешь.

«Сие слово «козак» есть турецкое и означает «разбойник» или «грабитель», — так утверждал уже в 1765 году историк Петр Симоновский в книге «Краткое описание о козацком малороссийском народе». Естественно, кто же хочет отделиться от своего народа, как не разбойник? В степях Украины встретились две волны разбойников, бежавших от властей — одна из Монгольской империи и различных государств, возникших на ее развалинах, а другая — из Руси, Польши и Великого княжества Литовского. Кем были эти люди по самоидентичности и религии, до сих пор остается вопросом.

Я уже писал однажды, что даже во времена сражения при Берестечко в 1651 году, как показывают археологические исследования, запорожские казаки не носили крестов! Раскопки на поле этой битвы, которые долгие годы проводил археолог Игорь Свечников, неопровержимо доказывают, что привычное представление о Запорожской Сечи как оплоте христианства явно преувеличено. Первая церковь на Запорожской Сечи появилась только в XVIII веке, когда казаки вернулись из-под власти крымского хана в российское подданство.

А как же тогда знаменитая сцена из фильма «Богдан Хмельницкий», снятого в 1941 году? Помните, прием на Сечь. Пьяный поп расспрашивает «волонтеров»:

— Унией не обольщался?

— Ни.

— Веры святой не предавал?

— Ни, святый отче!

— «Отче наш» знаешь?

— «Отче наш, иже еси»…

— Горилку пьеш?

— Пью!

— Истинно христианская душа! Пиши его в третий куринь!

Прекрасная сцена, замечательная, только все это — чистая брехня. Кино, да и только! Ее придумал сценарист фильма «Богдан Хмельницкий» Александр Корнейчук — один из любимых драматургов Сталина. Причем придумал, не особенно заботясь о достоверности. Он знал, что «пипл схавает» и не такое. Ведь фильмы смотрят преимущественно малообразованные люди — тот самый «массовый зритель».

Во-первых, курени на Сечи никогда не назывались по номерам. Они носили имена собственые: Брюховецкий курень, Дядькивский, Васюринский, Батуринский и т. д. А, во-вторых, меньше всего при приеме на Сечь местных, говоря по-нынешнему паханов, а по-тогдашнему — атаманов, интересовало вероисповедание кандидата. Принимали не в монастырь, а в БАНДУ!

Как писал украинский историк начала XX века Андрей Стороженко, «Козачий промисел особливо розвинувся серед татар, що поселилися у Криму. Якщо ординець поривав зв’язок з Ордою, кидав мирне життя пастуха, один чи в товаристві подібних йому звитяжців заглиблювався в степи, грабував купецькі каравани, пробирався на Русь і в Польщу для захоплення полонених, яких потім з вигодою продавав на базарах, то такий бродяга і розбійник називався по-татарськи «козаком».

Документы упоминают татарских казаков, начиная с XIV века — почти за 300 лет до возникновения Запорожской Сечи! Современники хорошо понимали, кем были эти первые казаки. Ибо, в отличие от наших нынешних «науковців», видели их воочию. Известный средневековый польский хронист Ян Длугош писал о крымских татарах, напавших в 1469 году на Волынь: «Татарское войско составлено из беглецов, добытчиков и изгнанников, которых они на своем языке называют «КАЗАКАМИ».

 

Запорожская Сечь. Называлась татарским словом «кош», т. е. «лагерь»
Запорожская Сечь. Называлась татарским словом «кош», т. е. «лагерь»

 

Расцвет татарского казачества приходится на XIV—XV века. Тогда на крымском побережье Черного моря хозяйничали генуэзцы. Именно по их заказу ходили в набеги на Русь и ее южное пограничье татарские казаки. Городские уставы генуэзских крепостей включали специальные статьи, относительно татарских казаков. Они точно определяли процент добычи, который хозяева оставляли этой категории наемников.

Из городского устава города Солдайя (так назывался тогда нынешний Судак): «Повелеваем, чтобы четвертая часть добычи, какова бы она ни была и кем бы ни была взята, у врагов ли или у сопротивляющихся решениям Кафы, отдавалась консулу упомянутого города (т. е. Солдаи), остальные же три четверти, разделялись между общиною и КАЗАКАМИ пополам».

Татарские казаки оказали огромное влияние на деморализованное население распавшейся Киевской Руси в XIV—XV вв. Они показали возможность нового образа жизни. Славянские беглецы в степь стремились во всем подражать татарским казакам. Они позаимствовали их одежду, оружие и, что самое главное, организацию. Это доказывает даже самый поверхностный лингвистический анализ.

Запорожская Сечь называлась Кош. Кош — это татарское слово. Оно означает «лагерь», «становище». Есаул — одно из высших казачьих званий — означает по-татарски «помощник», «исполнитель поручений». Звание есаула шло сразу после атамана. Атаман — по-татарски «начальник», «голова». А курень, в котором жили казаки, тоже татарское слово. Оно означает «кольцо». В старину кочевники, останавливаясь на привал, кругом располагали свои повозки. Кстати, именно куренем называлась самая мелкая общественная единица в кочевой империи Чингисхана.

Кош, курень, есаул, атаман… А еще — «майдан», «баштан», «карман», «баран», у которого «курдюк» — т. е. жирный хвост! И впридачу — «кавун», «гарбуз», «диван», «кылым» и «караван». Ни одного славянского слова! Даже карманы славяне позаимствовали у тюркских народов. «Карман», по-татарски — «могила». Гигантским прогрессом стало «хоронить» деньги в карманах, позаимствованных у татарских казаков, а не таскать их за щекой, как было принято в дотатарские времена на Руси. Ну не люди, а буратины какие-то!

Так и разговаривали бы казаки по-татарски до нынешнего дня, если бы в степь, на Украину, не кинулись с севера — из Польши — толпы БАНИТОВ — шляхтичей, лишенных за уголовные преступления дворянского достоинства.

Современники этих событий просто в один голос описывают криминально-шляхетский вклад в создание Запорожской Сечи. «Немало находится в числе их шляхтичей из Великой и Малой Польши, приговоренных к потере чести, а так же немцев, французов, итальянцев, испанцев и других, принужденных оставить свою родину, вследствие совершенных там бесчинств и преступлений, — писал в XVII веке поляк Яков Собесский в «Истории Хотинского похода 1621 года». — Они отреклись от прежних фамилий и приняли простонародные прозвища, хотя некоторые и принадлежали раньше к знатным родам».

«Украина — это земля запорожцев — самого странного народа на свете, — вторил ему Вольтер в «Истории Карла XII». — Это шайка русских, поляков и татар, исповедующих нечто вроде христианства и занимающихся разбойничеством». Утверждение Вольтера относится уже к следующему XVIII веку, когда запорожцы под воздействием православных проповедников стали чем-то «вроде христиан», но еще не совсем христианами.

«Запорожские казаки обитают на островах Борисфена, или Днепра, и небольшом крае земли в сторону Крыма за порогами. Это смесь всякого народа», — подтверждал мысль Вольтера его современник немецкий офицер Кристоф Герман Манштейн в «Записках о России». Манштейм служил по найму в армии императрицы Анны Иоанновны, ходившей покорять Крым и знал «смесь всякого народа» не понаслышке, а благодаря личным впечатлениям.

А еще Вольтер подметил, что запорожцы «похожи на флибустьеров». То есть на пиратов Карибского моря, тоже представлявших собой разбойный интернационал. Недаром он назывался «Береговое Братство».

ПИРАТЫ И КАЗАКИ. Между пиратами Карибского моря и запорожскими казаками было множество параллелей. Пираты появились в точке, где сошлись интересы трех крупнейших морских держав того времени — Испании, Франции и Британии. Они поочередно грабили колонии трех этих супердержав. То французам наймутся, чтобы грабить англичан, то англичанам, чтобы потрошить испанцев и французов. Основателями пиратской республики на острове Тортуга в Карибском море были преступники из Франции, Британии, Голландии и Португалии. Среди флибустьеров попадались даже датчане, шведы, немцы и негры-рабы, сбежавшие с испанских плантаций в Латинской Америке. Теперь они все «латиноязычные», как стали украино- и русскоязычными потомки татарских казаков темника Мамая. Люди вообще очень быстро забывают и изучают языки — яркий пример Юлия Григян, совсем недавно забывшая «родной» русский язык на суде. А Азаров наоборот на наших глазах старательно учит «державну мову», словно татарский казак прежних времен, изо всех сил старавшийся стать европейцем, коверкая древнерусские слова. Такие болезненные процессы изменения языковой и этнической самоидентификации происходили и в том далеком прошлом, которое я описываю. Результат налицо: из беглого татарского мурзы Кучук-бея получился деятель украинской истории черниговский полковник Кочубей, которому Мазепа отрезал голову, а потомки несчастного украинизированного татарина вообще стали российским дворянским родом, один из которых дослужился при Николае I до премьер-министра.

Запорожская Сечь появилась в том месте, где сошлись границы трех континентальных супердержав Восточной Европы — Польши, Турции и России. Поэтому пестрая смесь запорожцев, состоявших из поляков, русских и татар, поочередно грабила то Турцию, то Польшу, то Россию, нанимаясь к тому, кто больше заплатит.

Уже упомянуты польский мемуарист Яков Собесский так повествовал о нравах запорожских казаков в книге «История Хотинского похода 1621 года»:«Забывши всякую цивилизацию, они ведут жизнь дикую и суровую. Не заботясь вовсе о военной дисциплине, они проводят жизнь в постоянных битвах и сечах; они разделены на хоругви и отряды (курени) и настолько привязаны к своему логовищу, что сочли бы тяжким грехом оставить козачество для иного рода занятий… Мало привязанные к семейной жизни, они не знают ничего, кроме оружия».

 

Мазанка. Не исконная, а ославяненная примитивная постройка половцев
Мазанка. Не исконная, а ославяненная примитивная постройка половцев

 

НЕУКРАИНСКИЕ МАЗАНКИ И ГОПАК. Многие элементы украинской народной культуры имеют степное, татарское происхождение. Они причудливо переплетались со славянским наследием Руси, порождая нечто абсолютно неожиданное. Скажем, всем известный танец «гопак» пришел от татарских кочевников. Точнее, от половцев, ставших частью татарского народа. «Половецкие пляски», сымитированные в опере Бородина «Князь Игорь», — это всего лишь выдумка петербургского композитора, жившего в XIX столетии. Настоящие половецкие пляски — это гопак. Между русичами и половцами были частые браки. Степные молодцы плясали вприсядку и выкидывали различные акробатические трюки, пытаясь понравиться славянским красавицам. А в это время княжьи дружинники умыкали «красных девок половецких». Теперь уже даже трудно понять, что в этом танце от Руси, а что — от Дикого Поля. Как с трудом можно определить в нынешних украинцах, какие их предки пришли из далеких кочевий, а какие появились из северных лесов. Но даже украинская мазанка — это не исконное славянское жилище, а ославяненная примитивная постройка половцев, становившихся на зимовье и имевших даже свои «города».

 

Танец «гопак» пришел от половцев. Степные молодцы плясали вприсядку и выкидывали акробатические трюки, пытаясь понравиться славянским красавицам
Танец «гопак» пришел от половцев. Степные молодцы плясали вприсядку и выкидывали акробатические трюки, пытаясь понравиться славянским красавицам

 

И напоследок еще один факт. Неоспоримый! Когда в 1651 году Богдан Хмельницкий ускакал с поля битвы при Берестечке вместе с татарским ханом, наказным гетманом вместо него запорожцы избрали… татарина Джеджалия (в оригинале его прозвище звучало «Джеджалы»). Так стоит ли удивляться, что на шеях запорожцев, убитых на месте сражения или утонувших в болоте при бегстве, историки не обнаружили крестов? Кто знает, какому Богу они молились и молились ли вообще?

https://buzina.org/publications/731

 

Олесь Бузина: "Корни современной Украины - в Золотой орде"

 

Спойлер

Корни современной Украины нужно искать не в Киевской Руси, а в Золотой Орде

Полтавское ханство потомков Мамая

Наверное, ни одна из моих последних статей не наделала столько шума, сколько "Татарский корень казацкого рода". Но точку ставить рано. Степные тюркские истоки украинского этноса требуют дальнейшего раскапывания, если можно так выразиться. Вместо истории нам преподносят выдумки, приспособленные для меняющихся политических целей. Но история — самоценна. Это не служанка политиков. Это детектив, который не устаешь распутывать, пытаясь докопаться до правды.

Стоило мне обратить внимание на центральное положение образа казака Мамая в украинской народной живописи XVIII—XIX веков, как стали всплывать все новые и новые детали, указывающие на то, что половцы и татары могут считаться предками украинцев в не меньшей, а, возможно, даже в большей степени, чем славяне. Это утверждение для кого-то звучит эпатажно. Но я не собираюсь никого эпатировать. Лучше обратим внимание на факты.

После нашествия Батыя Киев не просто пришел в упадок. Он фактически был уничтожен. Из 50 тысяч жителей не осталось почти никого! Путешественники, проезжавшие в это время по разрушенной столице Руси, оставили описание полного упадка. "Большая часть людей Руссии перебита татарами или отведена в плен", — писал Плано Карпини, направлявшийся через Киев в ставку монгольских ханов в далеком Каракоруме. По словам этого францисканского монаха, татары "осадили Киев, который был столицей Руссии, и после долгой осады они взяли его и убили жителей города; отсюда, когда мы ехали через их землю, мы находили бесчисленные головы и кости мертвых людей, лежавшие на поле; ибо этот город был весьма большой и очень многолюдный, а теперь он сведен почти ни на что: едва существует там двести домов, а людей тех держат они в самом тяжелом рабстве". Как утверждал Карпини, в окрестностях Киева бояться следовало не русских, по причине их малочисленности после татарского погрома, а "литовцев, которые часто и тайно, насколько могли, делали набеги на землю Руссии, и особенно в тех местах, через которые мы должны были проезжать".

Представьте, в каком запустении пребывала в это время Южная Русь, если какие-то банды рэкетиров из Литвы представлялись ей непобедимыми противниками! А город Канев вообще был уже заграницей! "Мы прибыли к некоему селению по имени Канов, — писал Карпини, — которое было под непосредственной властью татар. Начальник селения дал нам лошадей и провожатых до другого селения, начальником коего был алан по имени Михей".

Взаимопроникновение различных народов в Великой Степи уже шло полным ходом. По дороге в ставку хана свирепствовали шайки людей, которых мы можем считать первыми "протозапорожцами". Современник Плано Карпини — тоже монах и тоже посол к хану (правда, не от папы, а от французского короля) Гильом де Рубрук описал свой ужас во время поездки по этим территориям в 1253 году: "Русские, венгры и аланы, рабы татар, число которых у них весьма велико, собираются по 20 или 30 человек, выбегают ночью с колчанами и луками и убивают всякого, кого только застают. Днем они скрываются, а когда лошади их утомляются, они подбираются ночью к табунам лошадей на пастбищах, обменивают лошадей, а одну или двух уводят с собой, чтобы в случае нужды съесть. Наш проводник сильно боялся такой встречи".

Татаро-славянский суржик. Чем не первые казаки? Тем более что наблюдательный западноевропейский монах сумел отметить даже процесс смешения славянского и тюркского языков, который начался в это время в степи: "Язык русских, поляков, чехов и славян один и тот же с языком вандалов, отряд которых всех вместе был с гуннами, а теперь по большей части с татарами, которых Бог поднял из более отдаленных стран".

Иными словами, путешественник из Италии уловил самый момент возникновения того татарско-славянского суржика, который превратится со временем в украинский язык. Слова "кош", "атаман", "есаул", "сагайдак", "курдюк", "гопак" под треньканье половецко-татарской кобзы как раз входили в наше сознание в отблеске степных костров, вокруг которых веселились после набегов первые казачки. Те самые, встречи с которыми так боялся посланник короля Франции, везущий грамоту монгольскому хану.

Именно эти факты объясняют, почему украинские националисты так равнодушны к наследию Киевской Руси. Из всей ее блестящей культуры для них дорог только оселедец на голове Святослава, явно позаимствованный у степняков. Ни идея империи, ни каноническое православие, ни домонгольская древнерусская литература, заботливо сохраненная переписчиками во Владимире, Суздале, Нижнем Новгороде и Москве, не представляют для них ни малейшей ценности. Только — гопак, кобза и шаровары, в которых удобно запрыгнуть на лошадь, удирая после очередного набега с отрезанной головой подмышкой! Это, по их мнению, и есть "наше все". А остальное — "москальська пропаганда".

После нашествия Батыя в Киеве произошла смена народов. Подлинное славянское население Киевской Руси в это время стало уходить на север – в будущую Московию. Оно не просто бежало, но и уносило с собой древнерусскую культуру. Недаром былины "киевского цикла" совершено исчезли в самом Киеве, но были записаны исследователями уже в XIX веке в полосе от Москвы до Архангельска. Вот куда ушла наша Русь от татарских казаков! По этой же причине "Слово о полку Игореве", написанное в Черниговском княжестве, сохранилось в единственной рукописи под Ярославлем!

На протяжении всего XIV века, представлявшего пик татарской власти в нынешней Украине, тут не было не только составлено, но и переписано НИ ОДНОЙ летописи. Самый древний список той же "Повести временных лет" уцелел в копии, сделанной в Нижнем Новгороде современником Дмитрия Донского монахом Лаврентием. Митрополит Всея Руси Максим не просто переехал в 1300 году из Киева во Владимир-на-Клязьме, но и увез с собой книги, ученых монахов, переписчиков, знатоков истории и идеологов. Лучше читать классика малороссийской литературы Пантелеймона Кулиша, в четырех строках описавшего этот миграционный процесс, чем слушать ложь современных подделывателей украинской истории:

Як налягло на Русь татарське лихоліттє,

Зісталось в Києві немовби тільки сміттє.

На Клязьму й на Москву позабігали люде

І визирали, хто з киян туди прибуде.

В Киеве остались одни руины. Кому-то же нужно было их заполнять? В образовавшийся вакуум кинулись с севера литовцы, с запада — поляки, а с юга – татары, чьим авангардом было раннее казачество.

Но ничто не бывает вечным. Батыев побеждают их наследники. В середине XIV столетия в Золотой Орде началась многолетняя междоусобица — "Великая замятня". Орда распалась на два государства, границей между которыми стала Волга. Левый берег Волги контролировал прямой потомок Чингиса — хан Тохтамыш. А от правого берега на запад через Кубань, Дон и всю нынешнюю Украину, называвшуюся тогда Диким Полем, до самого Дуная протянулись владения темника Мамая. Мамай не был чингизидом и не имел права на шапку хана. Но за ним стояли богатые генуэзские города в Крыму и многочисленные потомки половцев, сменивших свое имя на "татары" после нашествия Батыя. Столица Мамая — так называемое "Запорожское городище" — находилась в низовьях Днепра. Его государство занимало две трети современной Украины!

После поражения в 1380 году на Куликовом поле Мамай был убит в Крыму своими подлинными хозяевами — итальянскими купцами, торговые интересы которых он представлял. Но потомство его не исчезло. Совершенно неожиданно оно всплыло на границе Руси и Степи — в Полтаве. "В 1430 г. Полтава вместе с Глинском был отдан в. кн. Витовтом татарскому князю Лексаде, родоначальнику князей Глинских", — гласит "Полное географическое описание нашего отечества под редакцией В. П. Семенова" (т. VII. Малороссия. СПб., 1903, с. 293—294).

Украинский внук Мамая. Кем был этот загадочный татарин Лексада? Некоторую информацию об этом можно найти в книге "Історія України в особах. Литовсько-польська доба", вышедшей в Киеве в 1997 году: "Серед численних князівських родин, котрі жили на теренах України в середні віки, були й такі, що мали тюркське походження. Це, зокрема, стосується князів Глинських, які вважали себе нащадками хана Мамая: за родовим переказом, після поразки останнього в Куликовській битві (1380) його син Мансур-Кият осів на Задніпров’ї, заснувавши тут Глинськ, Полтаву й Глинницю. Спадкоємцем цих володінь став його син Олекса… Охрестившись у Києві та прийнявши ім’я Олександр, він разом із сином Іваном почав служити великому князю литовському Вітовту".

Иными словами, Полтавское ханство мамаевичей было остатком обширных владений основателя династии. Некоторое время оно вело независимое существование на границе Дикого Поля и Великого Княжества Литовского — как раз в тех местах, где зарождалась Украина. Но князь Витовт подчинил внука Мамая и заставил его принять христианство. Упомянутый в "Географическом описании" Лексада, скорее всего, и есть этот новоокрещенный Александр.

Еще в 1981 году советский историк А. А. Шенников депонировал в ИНИОН (Институт научной информации по общественным наукам) АН СССР свою статью "Княжество потомков Мамая". Акцентировать внимание на татарских страницах в истории Украины тогда, как и сегодня, не рекомендовалось. Ханство пришлось назвать княжеством. Об определении "Полтавское" нельзя было и помыслить! Официозная советская наука, выкармливая полчища казенных толочек, как от огня, шарахалась от любого "евразийства". Поэтому Шенникову удалось только депонировать (сделать ее доступной для чтения немногочисленных специалистов), а не опубликовать свою статью в журнале. Но именно он обратил внимание на родословную князей Глинских, изложенную в "Бархатной книге": "Царь Ординский Мамай, коего на Дону побил Князь Великий Дмитрий Иванович, а у Мамая Царя сын Мансуркиян Князь, а у Мансуркияна Князя сын Олекса Князь, а крестил его в Киеве Митрополит, а от него — Глинские".

"Правильное написание имени сына Мамая — очевидно, Мансур-Кият, — пояснял Шенников. — Имя его старшего сына – Алекса (татарское имя), прочие же варианты — результаты его славянизации. В содержании этого текста не видим ничего невероятного. Когда после Куликовской битвы новое войско Мамая было перехвачено и разгромлено Тохтамышем "на Калках", после чего Мамай снова бежал в Крым и был там убит, Мансур с остатками Мамаева воинства должен был искать убежища в районе, наиболее удаленном от Сарая, Крыма и Москвы и наиболее близком к великому княжеству Литовскому, которое до конца поддерживало Мамая. Район Полтавы как раз отвечал этим условиям. К тому же великие князья литовские (в тот момент Ягайло) были заинтересованы в поселении близ своих границ боеспособного населения, враждебного по отношению к Золотой Орде, и разбитые Тохтамышем сторонники Мамая оказались подходящим для этого контингентом".

По мнению Шенникова, "созданное Мансуром княжество оставалось формально независимым в течение 12 лет, с 1380 по 1392 год, хотя фактически, по-видимому, с самого начала в какой-то степени зависело от великого княжества Литовского". Первоначально оно было просто татарским. Но со временем в район Полтавы с севера стали просачиваться "севрюки" — как считают многие, потомки летописного племени северян, уцелевшие после нашествия Батыя. "На примере княжества потомков Мамая в районе Полтавы, — резюмировал Шенников, — мы видим нечто новое и неожиданное для славистов-медиевистов: вместо антагонизма — мирное сосуществование и постепенное срастание тюркской и славянской групп населения в рамках единого и довольно своеобразного политического образования. Был ли этот эпизод каким-то уникальным исключением из общего правила? Или, может быть, это сигнал о том, что слависты неверно представляют себе общее правило?"

Тюркская помесь. Конечно же, это не уникальный эпизод, а то самое правило, из которого родился современный украинский народ. Как признавался еще в XIX веке один из основоположников националистической исторической науки Владимир Антонович в статье "Взгляды украинофилов": "В состав малорусского типа вошла весьма многочисленная помесь ТЮРКСКАЯ (печенеги, половцы, крымские татары и особенно черные клобуки, некогда заселявшие почти одну треть всего пространства нынешнего Южнорусского края и расплавившиеся в славянской массе его населения)".

Недаром антропологи различают так называемую "центральноукраинскую антропологическую область", население которой отличает "домішка, пов’язана з асиміляцією степових тюркських груп з певним МОНГОЛОЇДНИМ елементом" (Антропологічний склад українського народу. — К., 1965, с. 72).

Пытаясь объяснить популярность у украинцев образа казака Мамая, Шенников видел его истоки именно в Полтавском княжестве детей и внуков Мамая: "Портрет воина-бандуриста мог появиться сперва как собирательный образ пограничного жителя княжества Мансура и его ближайших потомков, — портрет мамая, но ещё не Мамая и тем более не "козака". А для композиции портрета могло быть использовано какое-то произведение восточной живописи, имевшее хождение у мансуровых татар, едва ли не сохранившаяся ещё от монгольских времён старая буддийская религиозная картина, смысл которой был давно забыт. Этот мамай — полутатарин, полусеврюк — был ещё далеко не украинец по своему этническому самосознанию и культурному облику, но он успешно защищал славянское население Украины от крымских набегов и потому стал весьма популярен".

Хочется кому-то или нет, но не Киевская Русь и не Галицко-Волынское княжество — первые "древнеукраинские" государства, а именно крошечное татарское ханство потомков Мамая в окрестностях Полтавы. Иначе на народных картинках был бы изображен не казак Мамай, а какой-нибудь Владимир Красное Солнышко, уцелевший только в русских былинах. В Золотой Орде корни современной Украины.

https://umamoto2.livejournal.com/2135.html

Изменено пользователем пИпА

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

Интересно, что Олесь Бузина придерживался взгляда, что восточные славяне - это древние балтославяне, смешанные с сарматами.

 

Время и люди: «Болотный корень славян» (часть вторая)

 

Спойлер

Прародина. Предки так надежно ее спрятали, что ученые несколько веков найти не могли. Только во второй половине ХХ века большинство исследователей пришли к выводу — искать надо в Полесье.


Боги древних славян. Так их представляют современные художники на «полянах сказок». В действительности все было куда веселее. Взять хотя бы забытого Пизюса — покровителя секса.

 

Как утверждают ученые-филологи, ближайшими родственниками славянских языков являются языки так называемых балтских народов — литовцев и латышей. Достаточно нескольких примеров. По-украински — "око", а по-литовски — "akis" ("акис"). Кстати, есть слово "око" и в русском языке — как синоним слова "глаз". В нем оно принадлежит к "высокому стилю". Если хотите отвесить комплимент девушке, скажите, что у нее не просто глазки, а очи прекрасные. Поверьте — оценит.

 

По-украински и по-русски "конопля", а по-литовски — "kanape" ("канапе"). Мы говорим "юный", а литовцы — "jaunas" ("яунас"). У нас "день", а у литовцев — "diena" ("диена"). По-русски — "огонь". А по-литовски — "ugnis" ("угнис").

Эта близость славянского и литовского языков была так очевидна, что еще в XV веке, задолго до возникновения современного сравнительного языкознания, римский папа Пий Второй, он же Эней Сильвий Пикколомини, посетив Литву, писал: "Язык народа Литвы — славянский. Он широко распространен и разделен на множество диалектов".

А главное, даже языческие боги славян и литовцев были ОБЩИМИ! Об этом свидетельствовали древнерусские летописи. До принятия христианства верховным божеством славянских племен был повелитель грома и молний Перун. А во главе богов Литвы и Латвии стоял громовержец Перкунас. Богиню судьбы (доли) звали очень понятным для нас именем Даля. А дух весны и цветения носил имя Куполе — почти как наш Купала.

 

ПОХОЖДЕНИЕ БОГА ПИЗЮСА. Но самое интересное, что бог супружеской любви и первобытного секса носил у литовцев очень близкое нашему слуху, почти что матерное имя — ПИЗЮС! Все люди на свет появляются из пизюса. Другой дороги к жизни, несмотря на все успехи клонирования, пока не придумали.

 

Древние литовцы очень уважали бога Пизюса. Как писал тот же римский папа Пий Второй, посетивший в молодые годы Литву и изучивший ее народные обычаи на практике, "благородные матроны" в этой стране "имеют любовников с согласия мужей, которых называют учителями брака. Брачные связи разрывают по взаимному согласию и так же легко снова и снова женятся".

 

В этом смысле древние славяне и литовцы были необыкновенно похожи. Славяне тоже смотрели на брак легко — как на дело приятное и необременительное. Невест они ловили у воды на празднике Купала. Тут же устраивали и загс, и брачную ночь — плодились и размножались.

 

Вот так благодаря великой науке филологии, являющейся неоценимым помощником любому историку, мы и обнаружили то, говоря высоким стилем, лоно, или проще говоря, тот "пизюс", из которого вышли общие предки балтов и славян. Когда же славяне выделились из этой полной первобытного разврата балто-славянской общности, в которой они совместно поклонялись Перуну и Пизюсу, водя хороводы и воруя невест в ночь на Купала-Куполе?

 

Современные немцы, как и древние германцы в прошлом, называют славян вендами. Точно так же, как и римляне, именовавшие их венедами. Но, по-видимому, во времена античности венедами именовался народ, являющийся общим предком славян и балтов.

 

А потом с южной частью венедов начал происходить удивительный процесс, который описал римский историк Тацит в I веке н. э. Венеды, по его словам, стали активно смешиваться с сарматами, населявшими тогда территорию нынешней степной и лесостепной Украины.

 

Сарматы были родственниками скифов, которых они вытеснили в Крым, и нынешних осетин, являющихся, по сути, их современным горным остатком. По языку сарматы родственны иранским народам — они тоже предки древних арийцев, как и мы. По словам Тацита, венеды начали выбираться из своей болотной глухомани и "приобретать все больше сарматских черт через смешанные браки с ними".

 

Результат этого смешения не слишком обрадовал утонченного римлянина, уже вкусившего плоды цивилизации. Новая "помесь" вызывала у него некоторую эстетическую неудовлетворенность: "Смешанные браки с сарматами делают внешность венедов все более уродливой. Венеды много чего переняли из их обычаев, так как ради ГРАБЕЖА носятся по лесам и горам, какие только есть между германцами и финнами".

 

САРМАТСКАЯ ПРИМЕСЬ. Но для нас важно другое. Сарматы появились в Причерноморских степях в IV веке до н. э. Следовательно, с венедами они к тому моменту, как Тацит это подметил, смешивались уже лет триста. Предки славян позаимствовали у них множество слов, привычек и несколько божеств, в том числе иранского бога Солнца, упоминаемого в "Слове о полку Игореве", — Хорса.

 

Если между двумя народами шел процесс смешения, значит, отвращения они друг к другу не испытывали. Сарматы были всадниками. Венеды — пехотинцами. И те, и другие могли хорошенько съездить по рылу. Недаром Тацит отметил воинственность венедов и их склонность к грабежу. Но и сарматы имели у римлян репутацию первостатейных разбойников. К тому же венеды и сарматы удачно дополняли друг друга. Первые вышли из леса. Вторые — из степи. У одних были продукты хлебопашества. У других — скотоводства. Наступило время смешения, в результате которого из венедов и выделился новый, впитавший кровь сарматов народ, — славяне.

 

Особенной симпатией сарматы пользовались в Польше. Там существовало в Средние века целое идеологическое направление, так и называвшееся — сарматизм.

 

Польская шляхта весьма уважала латинскую ученость. Речь Посполитая была страной культурной и читающей. В том числе любили там и римских классиков. В "Географии" римского ученого Клавдия Птолемея, жившего чуть позже Тацита — во II веке н. э., Европа к востоку от Германии называется Сарматией, Балтийское море — Сарматским, а Карпаты — Сарматскими горами. Сарматия занимала гигантское пространство между Вислой, или, как ее называли римляне, Вистулой, и Волгой.

 

"Древними писателями эта земля именуется Европейской Сарматией, — писал в XV веке один из отцов польской истории Ян Длугош. — И как русские, так и поляки именуются сарматами".


Где географически это произошло?

 

ПРАРОДИТЕЛИ РЫЦАРЕЙ. Сарматы по праву считаются прародителями европейского рыцарства. Они изобрели тяжелую кавалерию — катафрактиев, закованных в чешуйчатые панцири всадников с длинными копьями. С помощью этих воинов им и удалось изгнать из степей скифов, предпочитавших легкую кавалерию.

 

Европейцев весьма заинтересовал военный прорыв сарматов. Вскоре тяжелая конница появилась в армиях римлян и германцев, а после развала Римской империи и образования на ее территории варварских королевств всадники (по-немецки — "риттеры"), стали основой нового благородного сословия во всех этих новых странах. С тем, что сарматы породили рыцарство, не поспоришь.

 

Полякам эта история чрезвычайно льстила. Ведь Сарматия начиналась сразу за их любимой речкой Вислой. Свою аристократию польская шляхта считал прямой наследницей сарматов. Поэтому поляки в Средние века любили одеваться во все восточное — кунтуши, просторные штаны, чтобы удобнее ездить верхом, шапки, отороченные мехом.

 

Даже одну из разновидностей панцирей для знаменитых крылатых гусар польские оружейники стилизовали под чешуйчатые доспехи сарматских катафрактиев. Вся эта мода была далеким отзвуком древних времен и называлась сарматизмом. Прорезалась ли в ней, как теперь модно говорить, генетическая память, или шляхтичи просто начитались Птолемея и Тацита, как наше поколение детективов и приключенческих романов, и отождествили себя с их героями, мне трудно судить. Но, думается, сарматская примесь и сделала из части венедов новый народ — славян. Те, которые не изменились, остались литовцами и латышами. А те, которые смешали кровь с сарматами — народом гордым и склонным повелевать — превратились в прямых предков нынешних славянских народов.

 

Всю эту историю приходится реконструировать буквально по крупицам. И сарматы, и венеды не умели писать. Передать знания о себе потомкам напрямую они не могли. Кое-какие слухи об их приключениях доходили только до римлян. Восточная граница Римской империи пролегла тогда по Днестру. Сразу за ней — на территории нынешнего Приднестровья, а также Одесской, Херсонской, Николаевской, Донецкой областей шли кочевья сарматов. А предки славян жили в мировом захолустье — еще севернее. Немногие римляне рисковали добраться туда. Хотя такие смельчаки находились — раз римские монеты находят на территории Киева. По торговым и разведывательным делам они пробирались вверх по Днепру, чтобы остаться легендой о св. Андрее, предсказавшем возникновение столицы Руси, если верить "Повести временных лет". Или — римскими монетами. Их в конце XIX века, когда в нашем городе начался строительный бум, массово находили на Подоле во время рытья котлованов под фундаменты.

 

Прародину славян вычислили совсем недавно — во второй половине прошлого столетия, положив конец бесконечным спорам и спекуляциям. Помогли в этом география и логика. Дольше всего древние названия сохраняют реки. Бывает, народ, давший его, давно умер, а речка течет под той же "вывеской". Как Оскол, например, имя которому дали скифы. Или — тихий Супой, что впадает с востока в Днепр. "Су" по-тюркски означает "вода". Когда-то кочевали на его берегах половцы. Потом татары. И те, и другие — тюрки по языку. Изгнали их славяне, поселились в этих местах, а имя у речки осталось старое.

 

Все главные реки Украины, текущие на юг, несут иранские названия. Дунай, Днестр, Днепр, Донец имеют в корне иранский корень "дон". Так на иранских языках звучит "вода". Их назвали скифы и сарматы. А может, даже и древние арии — предки скифов и сарматов.

 

Даугава, как называют латыши Западную Двину, название балтское. Его образовали два слова "дауг", что в переводе с латышского значит "много", и "ава" — "вода". Буквально "Даугава" — многоводная. Следовательно, пращуры латышей тут и жили.

 

"СТОХОД" — НЕ НУЖЕН ПЕРЕВОД. А чисто славянские, понятные без перевода названия попадаются в районе правого притока Днепра — Припяти. Именно в нее впадают Случь, Горынь и Стоход. Узенькая полоска чисто славянских речных имен тянется с запада на восток примерно от польского Люблина до Брянска в России. Это болотистый слабозаселенный край. Во всех славянских странах он называется Полесье. Только с добавкой — "украинское", "белорусское", "русское", "польское". Живут тут полещуки — особая разновидность славян, которых многие исследователи в XIX веке выделяли в отдельный народ. Самое же удивительное, что полещуки тогда делились на "лесовых людей", чьи деревни располагались прямо в пуще. На "полевиков" — тут, по-моему, ничего объяснять не надо. И на "болотюков". Второе название их "багнюки". Последняя разновидность полещуков была самой малочисленной. Свои деревни иногда они разбивали прямо ПОСРЕДИ болот — на холмах. Болотюки даже сто лет назад практически ничем не отличались в быту от своих давних предков — славян. Некоторые из них даже не желали креститься. Или, будучи крещеными, не признавали церковь. Как юная ведьма Олеся, описанная молодым Александром Куприным в повести, которую он впервые напечатал в газете "Киевлянин" в 1898 году. Знал толк молодой подпоручик Куприн и в колдуньях, и в тайнах Полесья. Не будь его, пазлы картины происхождения ранних славян так и не сложились бы. А так случился у заезжего офицера-литератора роман с таинственной полещучкой, жившей у болота, и в красках встает перед глазами архаичная славянская жизнь, задержавшаяся в лесной глухомани. Нет смысла идеализировать ее. Но и забывать не стоит.

 

Славяне вышли на исторический путь позже других европейских народов. Их опередили греки, римляне, галлы, германцы. Римская империя находилась в зените могущества, когда первый славянин заглядывал через вал, окружавший ее границы. Зато сегодня славяне — самая молодая и многочисленная семья европейских народов. Вместе их 300 миллионов. Наши пращуры не могли знать, кем будут их потомки через тысячу лет. А потомки часто не знают своих пращуров. Так устроен мир.

 

Не исключено, что наши с вами потомки будут называться славянами, но иметь при этом монголоидный разрез глаз, черный цвет кожи и говорить на языке, представляющем суржик китайского с английским. А мы даже представить не можем, что сами являемся их пращурами.

https://buzina.org/publications/1479-bolotniy-koren-slavian-2.html

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

ЦЕНА КУРСКОЙ БИТВЫ

 

Спойлер

Красная армия победила, потому что воевала лучше

В принижении Великой Победы ведущая роль отведена мифу о том, будто наши людские потери многократно превосходили немецкие. Подобного рода небылицы часто сопровождают и военно-исторический анализ Курской битвы, навсегда лишившей вермахт стратегической инициативы.

Американский историк Дэвид Гланц в книге, посвященной Курской битве, пишет: «Ни в одном случае потери немцев не бывают так велики, как советские». В публикациях последних лет ряд авторов, относящих себя к военным историкам, называют совсем уж несуразные цифры соотношения потерь. Так, в изданной в 2017 году книге «История России» под редакцией А. Зубова утверждается, будто в Курской битве людские потери советских войск были в 4,5 раза больше, чем немецких. Доктор филологии Борис Соколов («Цена войны. Людские потери России и СССР в ХХ и ХХI вв.», 2017) еще более радикален – 18,6:1 в пользу немцев.

Здесь сказываются и недостаточные знания закономерностей вооруженной борьбы, и слабое представление о реалиях Курской битвы, но прежде всего – игнорирование «экспертами» различий в понятиях, используемых в РККА и вермахте.

Кто как считал
Сравнение имеет смысл лишь при единой трактовке понятия «военно-оперативные потери». Эта категория оценивает их влияние на боеспособность войск. Донесения об убыли использовались вышестоящими штабами РККА и вермахта при изучении результатов боевых действий, определении численности пополнения, необходимого для восстановления боеспособности. Поэтому в данном случае учитывается всякое выбытие из строя, хотя бы на время, а не только смерть.

“ Понятие «безвозвратные потери в сражении» совпадает с тем, что в вермахте фигурирует как «убыль» ”


В Красной армии военно-оперативные потери делились на безвозвратные (погибшие, умершие, пропавшие без вести и попавшие в плен) и санитарные (раненые и больные). Эта классификация широко используется в отечественных исследованиях, однако применительно к конкретным сражениям не обладает нужной полнотой и четкостью. Дело в том, что деление на безвозвратные и санитарные, оправданное для отчетности, оказывается не столь однозначным для историка. Определенную часть санитарных потерь (раненых и больных, не вернувшихся в строй в ходе битвы) следует относить одновременно и к безвозвратным. Проблема в том, что такие сведения в донесениях не содержались, поэтому точная оценка невозможна. Но логично допущение, что все раненые и больные, направленные в тыловые госпитали, до окончания сражения в строй не вернутся. Тогда понятие «безвозвратные потери в сражении» трактуется так: погибшие, попавшие в плен, пропавшие без вести, а также раненые и больные, отправленные в тыловые госпитали в ходе сражения.

В сводках вермахта военно-оперативные потери оценивались категорией «убыль», в которую включались погибшие, умершие, пропавшие без вести (попавшие в плен относились к этой же категории), а также, как показано в третьем томе книги генерал-майора Мюллера-Гиллебранда «Сухопутная армия Германии 1933–1945 гг.», раненые и больные, эвакуированные в тыл из полосы действий армий.

Таким образом, сформулированное выше для Красной армии понятие «безвозвратные потери в сражении» совпадает с тем, что в вермахте фигурирует как «убыль».

Потери Красной армии
Коллектив военных историков под руководством генерал-полковника Г. Кривошеева в ходе тщательных исследований потерь Красной армии методом списочного учета – по донесениям войск (результаты опубликованы в книгах «Гриф секретности снят», «Россия и СССР в войнах ХХ века» и «Великая Отечественная без грифа секретности») – оценил ее потери в Курской битве (5 июля – 23 августа 1943-го) в 863 тысячи человек (254 тысячи – безвозвратные, 609 тысяч – санитарные). Соколов с оценками Кривошеева не согласен. В книге «Тайны Второй мировой» он утверждает, что общие потери Красной армии вдвое больше – 1677 тысяч человек. В частности, в Курской оборонительной операции (5–23 июля) Соколов оценивает их в 317 тысяч (у Кривошеева – 178 тысяч). Эта цифра включает потери Центрального (90 тысяч), Воронежского (157 тысяч) и Степного (70 тысяч) фронтов. Только в последнем случае расчеты Соколова совпадают с данными Кривошеева. В остальных – гораздо выше. Но получены эти цифры в результате фальсификаций, ошибок и искажений сведений. Потери Центрального фронта в 90 тысяч человек Соколов получил вычитанием из его численности на 5 июля 1943 года (738 тысяч) аналогичных данных на 12 июля (645 тысяч) и убывших соединений. Но кроме них, из состава фронта в указанный период были выведены 31-я отдельная боевая, ряд тыловых частей и подразделений. Их суммарная численность – примерно 56 тысяч, то есть реальная убыль фронта была не 90 тысяч, а 34 тысячи человек, что совпадает с цифрой Кривошеева. Потери Воронежского фронта Соколов завысил, во-первых, за счет увеличения раненых с 46 тысяч до 90 тысяч человек путем некорректной интерпретации сведений из мемуаров генерал-полковника медицинской службы Е. Смирнова, а во-вторых, пересчетом безвозвратных потерь с 21 тысячи до 67 тысяч на основе ничем не подтвержденных домыслов о числе погибших. Если фальсификации и ошибки исключить, цифры Соколова сдуваются до величин, сопоставимых с оценками Кривошеева.

Потери Красной армии в Орловской наступательной операции (12 июля – 18 августа) оценены коллективом под руководством Кривошеева в 430 тысяч человек (113 тысяч – безвозвратные, 317 тысяч – санитарные). Борис Соколов в книге «Тайны Второй мировой» приводит вдвое большую цифру – 860 тысяч. Свою оценку он обосновывает так: «Потери советских войск в Орловской наступательной операции… вдвое больше, чем в книге «Гриф секретности снят», поскольку, как мы видели выше, потери в Курской оборонительной операции были занижены в этом источнике наполовину».

Потери РККА в Белгородско-Харьковской наступательной операции (3–23 августа) Борис Соколов оценил в 500 тысяч, завысив при этом на 120 тысяч человек пополнение фронтов, участвовавших в операции и проигнорировав убытие более 120 тысяч человек в составе 73 отдельных частей боевого состава и ряда тыловых частей и подразделений.

Согласно приведенному выше понятию «безвозвратные потери в сражении» скорректируем оценку Кривошеева: учтем ту часть раненых и больных, которая была направлена на излечение в тыл. Н. Малюгин в статье, посвященной тыловому обеспечению войск в Курской битве (Военно-исторический журнал, № 7, 1983), пишет, что в июле-августе 1943-го число эвакуированных составило 22,9 процента раненых и 8,9 процента больных. Поскольку по данным книги Н. Иванова, А. Георгиевского и О. Лобастова «Советское здравоохранение и военная медицина в Великой Отечественной войне 1941–1945 гг.» в июле-августе 1943-го больные составляли примерно 25–26 процентов от всех санитарных потерь, то общее число отправленных в тыловые госпитали в ходе Курской битвы – примерно 116–126 тысяч человек. Безвозвратные потери при этом равны 370–380 тысячам.

 

Потери вермахта оценены в книге Никласа Цеттерлинга и Андерса Франксона «Курск 1943: статистический анализ» (Zetterling Niklas, Frankson Anders. Kursk 1943: a statistical analysis). Эту работу Стивен Ньютон в сборнике «Курская битва: немецкий взгляд» называет «важнейшим исследованием», Алексей Исаев считает, что ее «без малейшего преувеличения можно назвать фундаментальной» . Но в части численности людских потерь в Курской битве ценность исследования Цеттерлинга и Франксона невелика.

Оценки потерь вермахта в этой работе опираются на донесения немецких войск. Цифры там (см. «Human Loses in World War II. German Statistics and Documents. Heersarzt 10-Day Casualty Reports per Army/Army Group») занижены. Во-первых, сведения в 10-дневных донесениях за 1943 год в 1,5–1,7 раза меньше, чем за тот же период в справке вермахта об убыли с 1 декабря 1941-го по май 1944-го, приведенной в книге Сергея Михалева «Людские потери в Великой Отечественной войне 1941–1945 гг.: Статистическое исследование». Во-вторых, убыль вермахта в 1943 году по 10-дневным донесениям войск была в 1,91 раза меньше подсчитанной по балансу его численности. В-третьих, сведения 10-дневных донесений о пропавших в 1943 году без вести (216 тыс. чел.) совершенно не стыкуются с официальными данными о численности немецких военнослужащих, взятых советскими войсками в плен (443 тыс. чел.), они меньше в 2,05 раза. В-четвертых, сведения о погибших в 1943-м немецких солдатах в 10-дневных донесениях войск (255 тыс.) в 2,75 раза меньше цифры (701 тыс.), полученной современным немецким исследователем потерь вермахта Рюдигером Овермансом (книга Deutsche Militarische Verluste im Zweiten Weltkrieg). Наконец, в-пятых, сведения 10-дневных донесений о потерях вступают в вопиющее противоречие со свидетельствами немецких участников войны. Так, по данным 10-дневных донесений, потери 6-й немецкой армии с 11 по 31 августа 1943 года составили 5122 человека. А в докладе командующего этой армией генерала пехоты Карла Холидта командующему ГА «Юг» генерал-фельдмаршалу Эриху фон Манштейну сообщалось, что только с 18 по 21 августа армия потеряла 6814 унтер-офицеров и солдат.

Скрытые потери
Надо сказать, и другие справочные материалы вермахта о потерях не обладают достаточной достоверностью, что отметил Рюдигер Оверманс в статье «Человеческие жертвы Второй мировой войны в Германии»: «Каналы поступления информации в вермахте не обнаруживают той степени достоверности, которую приписывают им некоторые авторы».

“ Общая картина противостояния под Курском совсем не похожа на «заваливание немцев трупами красноармейцев» ”
 

Таким образом, сведения, содержащиеся в донесениях войск, сводках и справках служб учета потерь вооруженных сил Германии за 1943 год, не позволяют получить корректные оценки убыли в Курской битве. Они должны проводиться расчетными методами. То есть по балансу войск, принимавших участие в сражении, либо экстраполяцией ограниченных данных о потерях на общие. Понятно, что оценки будут приблизительными.

Для подсчета потерь вермахта методом экстраполяции ограниченных данных воспользуемся сведениями Никласа Цеттерлинга с Андерсом Франксоном и Стивена Ньютона.

В операции «Цитадель», по данным немецкого документа, опубликованного Ньютоном в книге «Курская битва: немецкий взгляд», убыль боевого состава 9-й немецкой армии в период с 4 по 9 июля 1943 года составляла 19 772 чел. А войска по сведениям, обобщенным Цеттерлингом и Франксоном, сообщили о меньшей почти на 1,5 тысячи общей убыли личного состава за тот же период – 18 233 человека. Кроме того, нужно иметь в виду, что в этот период, по данным Ньютона, боевой состав 9-й армии был пополнен на 6920 человек, то есть его реальные потери с 4 по 9 июля 26 692 человека. Это в 1,46 раза больше, чем отражено в донесениях войск. Помимо этого, потери несли и подразделения 9-й армии, не относящиеся к боевому составу. По данным Цеттерлинга, Франксона и Ньютона, общие потери дивизий в среднем были в 1,3 раза выше потерь боевого состава. Это значит, что коэффициент экстраполяции донесений из войск для 9-й армии в Курской оборонительной операции равен 1,9 (1,46?1,3).

Поскольку по донесениям 9-я немецкая армия в период с 5 по 11 июля 1943 года потеряла 22 273 человека, то ее реальные (скорректированные) общие безвозвратные потери (убыль) в операции «Цитадель» – 42 000 чел. (22 273 чел.?1,9 = 42 312 чел.).

Аналогичная ситуация в отношении 4-й немецкой танковой армии и оперативной группы «Кемпф». ОГ «Кемпф» за период с 5 июля по 31 августа 1943 года, по данным Цеттерлинга и Франксона, подсчитанных по донесениям войск, потеряла 47 043 человека. Но по сведениям другого немецкого документа, приведенного Ньютоном, в период с 4 июля по 25 августа только потери боевого состава (пехотных, разведывательных, саперных и запасных батальонов) 11-го армейского корпуса, входящего в ОГ «Кемпф», составили 40 470 человек. Кроме того, 11-й АК в течение 26–31 августа, как отметил Стивен Ньютон, понес значительные потери во время отступления из Харькова, что, по-видимому, не появлялось в сообщениях до 26 августа. Ориентировочно потери 11-го корпуса следует увеличить до 45–47 тысяч человек. Речь идет о потерях пяти пехотных (106, 167, 168, 198, 320 пд), танковой (3 тд) и моторизованной дивизий (мд СС «Рейх»). А всего в составе ОГ «Кемпф» к концу Курской битвы было 19 дивизий – 11 пехотных, семь танковых и моторизованных, одна кавалерийская. Но в течение июля-августа 1943 года состав ОГ менялся и соответственно в 10-дневных донесениях группа указывала потери по составу, числящемуся на дату донесения.

За время Курской оборонительной операции среднее число дивизий в составе группы «Кемпф» на даты донесений о потерях равно 10. Если экстраполировать потери 11-го АК на остальные соединения (с учетом частей армейского подчинения), это будет 67 500–70 500 человек, что в 1,43–1,5 раза больше, чем зафиксировано в 10-дневных донесениях войск. То есть коэффициент экстраполяции сведений из донесений войск для 4-й армии и ОГ «Кемпф» в Курской оборонительной операции равен 1,43–1,50.

Поскольку по донесениям войск в период с 5 июля по 23 июля 1943 года потери 4-й армии и ОГ «Кемпф» составляют 36 088 человек, то скорректированные путем экстраполяции (умножением на полученные выше значения коэффициента) на всю Курскую оборонительную операцию – 52–54 тысячи человек, а общая убыль вермахта в ней – 94–96 тысяч человек.

В период Орловской наступательной операции убыль вермахта оценена Цеттерлингом и Франксоном в 92 836 человек. Поскольку эта цифра основывается на донесениях немецких войск, а их сведения занижены, корректировку убыли вермахта выполним с использованием коэффициентов экстраполяции, рассчитанных для 9-й немецкой армии в операции «Цитадель». При исходных данных в 92 836 человек скорректированные общие безвозвратные потери (убыль) 2, 9 и 2-й танковой армий вермахта в Орловской наступательной операции составляют около 176 тысяч человек.

В Белгородско-Харьковской наступательной операции Цеттерлинг и Франксон оценили убыль вермахта в 52 тысячи. Корректировку произведем с использованием данных о потерях немецких 4-й армии и ОГ «Кемпф» в этой же операции. Среднее число дивизий в составе ОГ на даты донесений о потерях равно 15. Если экстраполировать потери семи дивизий 11-го АК на остальные соединения ОГ «Кемпф» (с учетом частей армейского подчинения), убыль боевого состава оперативной группы составит 99 000–103 400 человек, что в 2,1–2,2 раза больше, чем зафиксировано в донесениях войск. То есть коэффициент экстраполяции данных донесений из войск для 4-й армии и ОГ «Кемпф» в Белгородско-Харьковской наступательной операции равен 2,1–2,2. При потерях по донесениям войск в 51 724 человека скорректированные безвозвратные потери 8 и 4-й танковой армий вермахта в этой операции оцениваются в 109–114 тысяч человек.

Суммируя цифры, получим, что общая убыль вермахта в Курской битве равна 380–390 тысячам человек.

Поскольку потери вермахта рассчитывались недостаточно точным методом экстраполяции, то для надежности подсчитаем общие потери вермахта в Курской битве еще и балансовым методом. Для этого воспользуемся сведениями о численности соединений ОГ «Кемпф» (с 16 августа 1943-го – 8-я немецкая армия) на начало и конец Курской битвы. По данным Ньютона, на 5 июля средняя численность пехотных дивизий в 4-й танковой армии и ОГ «Кемпф» составляла 17 369, а танковых и моторизованных дивизий – 18 410 человек. На 30 августа 1943-го средняя численность пехотных дивизий в 4-й та и ОГ «Кемпф» была 8269 человек, а танковых и моторизованных – 10 745 человек. Тогда средняя убыль личного состава в Курской битве (без учета пополнения) равна для пехотных дивизий 17369 – 8269 = 9100 человек (52%), для танковых и моторизованных 18410 – 10745 = 7665 человек (41%).

В ходе Курской битвы в 4-й немецкой та и ОГ «Кемпф» вели боевые действия 13 пехотных и 9 танковых и моторизованных дивизий. Общая убыль их личного состава (без учета пополнения) за всю Курскую битву равна: 13?9100 + 9?7665 = 118300 + 68985 = 187285 ? 187 тысяч человек.

В войсках группы армий «Центр» ситуация была сложнее: во-первых, сведений об убыли в ее дивизиях нет, а во-вторых, соединения немецких 1 и 2-й танковых армий участвовали в боевых действиях не в полной мере. Поэтому оценить потери соединений группы армий «Центр» так же, как ГА «Юг», нет возможности. Вместе с тем ориентировочно убыль группы армий «Центр» в Курской битве можно оценить путем экстраполяции, полученной выше оценки потерь 4-й танковой армии и ОГ «Кемпф» на потери группы армий «Центр». Коэффициент экстраполяции может быть определен из данных 10-дневных донесений немецких войск о потерях. По этим донесениям потери 1, 9 и 2-й танковой армий соотносились с потерями 4-й танковой армии и ОГ «Кемпф» в пропорции 1, 04:1,0. Это значит, что общая убыль участвующих в Курской битве войск группы армий «Центр» без учета пополнения составляла 191 тысячу человек. (1,04?187 тыс.). Учитывая, что пополнение групп армий «Центр» и «Юг» было примерно 40–50 тысяч, общая убыль вермахта в Курской битве составляла 420–430 тысяч человек. Эта оценка больше, чем полученная ранее другим расчетным способом. Так как очевидных преимуществ какого-либо из использованных расчетных методов нет, то следует считать, что потери вермахта в Курской битве лежат в диапазоне 380–430 тысяч человек.

Реалистичность цифр можно ориентировочно оценить по балансу вооруженных сил Германии с 1 июня 1943-го по 1 июня 1944-го. Убыль вермахта за этот период равна 3 705 500 человек. Средняя двухмесячная убыль вермахта при этом – около 623 тысяч человек, то есть потери вермахта в Курской битве составляли 61–75 процентов от общих потерь вермахта в июле-августе 1943 года. В этот период основные бои на советско-германском фронте велись на Огненной дуге, значит, убыль вермахта в Курской битве, оцениваемая в 380–430 тысяч человек, не противоречит балансу его численности.

Реальная картина
Людские потери Красной армии (370–380 тыс. чел.) и вермахта (380–430 тыс. чел.) сопоставимы по величине. Но немецкие с высокой долей вероятности были больше, чем советские. Возможно, с дальнейшим рассекречиванием и вводом в научный оборот документов Великой Отечественной войны диапазоны интервальных оценок потерь будут скорректированы, но общая картина противостояния под Курском не изменится. Она совсем не похожа на «заваливание немцев трупами красноармейцев», что рисуют Борис Соколов, Андрей Зубов и иже с ними. РККА победила в Курской битве не потому, что численно превосходила, а потому, что воевала лучше. Она сумела извлечь уроки из жестоких поражений начального периода войны и к июлю 1943-го превратилась в силу, имеющую преимущество и в боевом мастерстве солдат, и в военном искусстве полководцев.
 

https://matveychev-oleg.livejournal.com/7655743.html

https://matveychev-oleg.livejournal.com/7656191.html

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

КАК РУССКИЙ БАТЮШКА В ОКОПЫ К АВСТРИЙЦАМ ХОДИЛ

 

Спойлер
Как русский батюшка в окопы к австрийцам ходил …
Священник, Первая мировая война

100 лет назад, в журнале «Унтер-офицер», издававшимся для младшего командного состава Русской армии, был напечатан любопытный рассказ офицера, посвященный необычному подвигу военного священника, благодаря которому нашим солдатам удалось относительно спокойно отметить Светлое Христово Воскресение на передовых позициях. И хотя мы уже не раз рассказывали о подвигах полковых священников, да и праздник Пасхи уже позади, пройти мимо этого интересного события времен Первой мировой войны было бы неправильно. В связи с этим рассказ, опубликованный «Унтер-офицером», приводится ниже целиком.

Подвиг священника в Пасхальную ночь // Унтер-офицер. 1915. 17 мая. № 105.

Наши передовые линии к концу Страстной недели почти вплотную приблизились к передовым австрийским окопам; в некоторых местах расстояние до неприятеля не превышало 200-300 шагов. В ясный день, несмотря на весьма удачную маскировку окопов, извилистые линии ровиков видны были как на ладони, однако последние дни шел почти не переставая холодный дождь, иногда с крупными хлопьями мокроватого снега. Ночью окопов не видно было совершенно, и только изредка блестки выстрелов выдавали цели притаившегося врага. Стреляли мало, однако стоило кому-нибудь приподняться из окопа, как почти тотчас же раздавалось несколько выстрелов, результатом которых, за редкими исключениями, бывал очень плохой конец для смельчака. Ночью также постоянно слышались выстрелы, но это не мешало молодцам разведчикам подползать почти вплотную к неприятелю, и не только точно определять расположение неприятеля, но иногда и «снимать» часовых.

Священник, Первая мировая война

Наконец настала суббота. В этот день и мы и австрийцы были особенно настороже, почему-то казалось, что именно праздничным днем воспользуется враг, чтобы выкинуть какую-нибудь неприятную «штучку». Выстрелы раздавались чаще обыкновенного, а к вечеру безрезультатная пальба усилилась особенно. Тем не менее было сделано все, чтобы не уменьшая бдительности, дать возможность многочисленному населению окопов хоть чем-нибудь отметить наступление Светлого праздника. В землянке, где помещались офицеры, работа шла с самого утра. Раскладывались на кучки полученные подарки, делились связки с баранками, разрезалась колбаса, отсчитывался по кускам сахар, отвешивался табак и махорка, рассыпались леденцы. Этим занимались все офицеры, из которых по очереди один наблюдал за неприятельскими окопами с помощью перископа.

Приготовление к Пасхе 

Часам к одиннадцати выстрелы почти вовсе замолкли, и мы думали уже, что получим возможность спокойно встретить великий праздник, но в конце двенадцатого ружейная трескотня стала постепенно усиливаться, и вскоре дошла до таких размеров, каких не было в течение всего последнего времени. Мы отвечали редкими одиночными выстрелами только для того, чтобы показать, что бодрствуем и несмотря на праздники готовы должным образом встретить каждую выходку австрийцев.

Несмотря на стрельбу, настроение в окопах стало повышенное, все христосовались, поздравляли друг друга с праздником и высказывали пожелания, из которых главным было пожелание поскорее и поосновательнее разбить «проклятого немца».

Священник, Первая мировая война

Но вот в 3-м часу из штаба приехал батюшка, раньше всего он прошел в офицерскую землянку, освятил там хлеб и с трудом добытые яйца, и похристосовался с офицерами. Затем с крестом в руке, с пением «Христос воскресе», батюшка пошел по окопам. Сзади него шли офицеры а за ними несли подарки и угощение, которое тут же раздавалось. И вот среди ночной тьмы, под частым дождем, прерываемый свистом пуль и одиночными ответными выстрелами, раздался, сначала тихо, только с одного конца окопов гимн Воскресшему Христу. Вот его подхватывают дальше и дальше, голосов становится все больше, звуки ширятся, льются, делается светло, радостно, лиц солдат веселеют, глаза смотрят как-то особенно, чувствуется порыв глубокой веры и готовности полного самопожертвования. Некоторые даже плачут.

Но только что звуки молитвы понеслись мощно со всех концов позиции, как с австрийской стороны затрещали пулеметы, защелкали частые ружейные выстрелы, и на окопы полетел настоящий град пуль К ним присоединились отдельные взрывы от ручных бомбочек.

Священник сразу остановился, затем быстро выскочил за окоп и крикнув: «Не отвечайте, пожалуйста, не стреляйте», неожиданно для всех скрылся в темноте. Солдаты повысунувшись из окопов, криком умоляли батюшку вернуться, но он ничего не отвечал, и спереди неслось сначала громко, а потом тише: «Христос воскресе из мертвых».

Прошло несколько томительных минут, затем вдруг, точно по команде, прекратилась стрельба из австрийских окопов, стало тихо. Солдаты тщетно всматривались в даль, ничего не было видно. Все были уверены, что наш добрый, симпатичный батюшка погиб, уже вызвались смельчаки разыскать его тело, но вдруг из темноты чуть слышно, снова долетели звуки пасхального гимна. Вот они становятся все громче, это несомненно поет батюшка. И верно, еще несколько минут, и встреченный дружным ура священник спрыгивает в окоп.

Кругом него собираются, начинают его расспрашивать. Он как-то конфузливо улыбается, и в начале только твердил: «Ничего, братцы, ничего. Разговляйтесь спокойно... Они мне поклялись сегодня не стрелять»... Больше священник ничего не хотел рассказать.

Только уже к утру, обойдя всех солдат и сидя за чаем в офицерской землянке, он понемногу разговорился.

Священник, Первая мировая война

Оказалось, что начатая австрийцами во время его обхода стрельба так его возмутила, что он решил их вразумить. С этой целью, высоко подняв крест и все время с пением «Христос воскресе», он напрямик пошел к австрийским окопам. Чудом прошел он больше половины расстояния. Затем австрийцы его заметили, по окопам разнеслись крики «русский ксендз» и тотчас же стрельба прекратилась. Он вошел в австрийский окоп. В окопах оказалось много чехов, которые его поняли и перевели его слова солдатам других народностей. Затем он начал стыдить их за стрельбу, добился вызова начальничка участка и взял с него слово в эту ночь стрельбы больше не открывать. После этого он уже спокойно вернулся к нам.

- А не страшно, батюшка, идти было, - спрашивали его.

- Нет, ведь я с крестом и с пением славословия Господу шел.

Священник, Первая мировая война 

И вот, благодаря батюшке, мы провели пасхальную ночь прекрасно. Разговелись присланною живностью, спокойно посидели, вспоминали своих и мирно болтали. А в воскресенье после обеда австрийцы попробовали начать наступление, но так энергично были отброшены, что принуждены были оставить занятые ими окопы.

 

Подготовил Андрей Иванов, доктор исторических наук

https://iskupitel.info/node/1218

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

62d780f5ac29.jpg

Изменено пользователем Escobar

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты
27 минут назад, Escobar сказал:

62d780f5ac29.jpg

вот же бедолаги , социализма то никогда не видели а уже лапшу им про коммунизм навешали , сейчас тв , тогда больше газеты их дебилизировали.

  • Downvote 1

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

Истории от Олеся Бузины: Тарас Шевченко – эталон двуязычия

 

Спойлер

Рада, гони закон! Понять Шевченко можно, только зная два языка: русский и украинский. Люди, препятствующие двуязычию в Украине, затаптывают дорогу к подлинному Кобзарю.

Всем, звереющим при утверждении, что русскому языку в Украине нужно предоставить государственный статус, я показываю книгу Тараса Шевченко "Усі твори в одному томі". Толстенькая такая книжечка на 824 страницы! Самое забавное, что только 259 страниц в ней на украинском языке (как говорили до революции, "по-малорусски"), а все остальное — то есть 565 страниц — на "клятій москальській мові", звуки которой доводят современных "фарионов" до нервных припадков. Получается, что больше чем две трети произведений Великий Кобзарь написал не на наречии родной украинской деревни, а на языке императорской казармы и Академии наук.

Но это если считать в страницах. Фактически же украиноязычный сегмент составляет в наследии Тараса Григорьевича не треть, а значительно меньше, так как по-украински он писал только стихотворения и поэмы (жиденькие "столбики" посредине странички!), а густую прозу, заливающую всю страницу буквами, предпочитал сочинять исключительно по-русски! Даже ту, где все герои живут и действуют на Украине. Полагаю, если подсчитать творческое наследие Тараса в так называемых знаках, то вряд ли украиноязычные произведения займут в них даже четвертую часть.

Эту странность в нынешней Украине предпочитают замалчивать. Ведь для националистической идеологии нет ничего обиднее сознания того простого факта, что Шевченко писал, разговаривал и думал (особенно подчеркиваю последнее!) преимущественно по-русски. Как так могло получиться? Родился в деревне. До пятнадцати лет никуда не выезжал из родной Кирилловки и ее окрестностей, общался с односельчанами, почти не учился грамоте, если не считать куцей "науки" у местного дьячка, и вдруг, уехав вместе с паном Энгельгардтом сначала в Вильно, а потом в Петербург, настолько освоил язык Пушкина и Лермонтова, что одним махом настрочил на нем девять повестей и интимный дневник с подробными отчетами о кутежах и посещениях борделей.

Тут что-то не то. Или Шевченко был выдающимся лингвистическим гением, способным в два счета выучить любой иностранный язык, или русский был для него не иностранным, а родным? Попросту говоря, другим диалектом одного и того же языка?

Тарас Шевченко. До революции тоже был в русской литературе
Тарас Шевченко. До революции тоже был в русской литературе

Увы, полиглотом и лингвистическим гением Тарас Григорьевич не был. Уже в Петербурге он попытался овладеть модным в аристократических кругах французским и даже брал частные уроки, но никаких существенных успехов не добился. Ни один из мемуаристов не вспоминал, что Шевченко когда-либо разговаривал или читал по-французски. Ни в трезвом, ни в пьяном виде от него не слышали ни одного французского слова.

К тому же, легко разговаривая по-русски и по-украински, автор "Гайдамаков" писал на этих языках, не соблюдая даже элементарных правил орфографии. Точки, запятые, тире и двоеточия до последних дней жизни составляли для него что-то вроде секретного шифра, непостижимого простому человеческому уму. То же самое относилось и к правилам употребления прописных и заглавных букв. Собственное имя в письмах Шевченко мог писать с маленькой литеры, а фамилию почему-то — уже с большой. Почему — загадка. Многочисленные официальные шевченковеды даже боятся поднимать этот вопрос. Чтобы, не дай Бог, не развалить идею "державності", у истоков которой находился, судя по чтению подлинных шевченковских рукописей, полуграмотный человек. Поэтому сегодня автографы Великого Кобзаря составляют одну из самых больших тайн Института литературы им. Т.Г. Шевченко, многочисленных музеев, посвященных его мифической личности, да и, не побоюсь этого определения, всей независимой Украины.

Малограмотный Тарас писал свою фамилию с большой буквы, а имя — почему-то с маленькой
Малограмотный Тарас писал свою фамилию с большой буквы, а имя — почему-то с маленькой

Вот примеры подлинного шевченковского языка и орфографии из писем брату в деревню. От 15 ноября 1839 года: "Микито ридный Брате! Минуло вже билшъ якъ пивтора року, а я до тебе не написавъ ни пивсловечка. выбачай голубе сызый, такъ трапылось. Скажу щыру правду, не те шобъ николы було а бо що, а такъ соби ни се ни те, ще разъ вибачай; я такъ соби думавъ Що жъ шо я на пишу письмо хиба – имъ буде легше? твого я Лыха не возьму на себе, а свого тоби не отдамъ, Такъ щожъ съ тыхъ писемъ? папиръ збавлять тай годи… а все таки лучше колы получишъ прочитаешъ хочъ одно слово ридне, Сердце нибы засміеця, Колы знаешъ що тамъ діеця"…

И от 2 марта 1840-го: "Брате микито треба бъ тебе полаять, та я не сырдытый. Не хай буде такъ якъ робыця, бачъ защо я тебе хочу лаять, чомъ ты якъ тилько получивъ мое письмо до мене не написавъ, бо я тутъ турбувався, трапляеця що письма зъ гришми пропадають… По цилуй старого дида ивана за мене… Оставайся здоровъ – Твій братъ тарасъ Шевченко".

Письмо Шевченко от 2 марта 1840 г. Брате микито треба бъ тебе полаять, та я не сырдытый
Письмо Шевченко от 2 марта 1840 г. "Брате микито треба бъ тебе полаять, та я не сырдытый"...

Что можно сказать о языке Тараса Григорьевича? Очень похоже на речь персонажа комика Андрея Данилко, известного как Верка Сердючка. Это скорее суржик, чем современный украинский литературный язык. И не мудрено. Ведь ЛИТЕРАТУРНОГО украинского во времена Шевченко еще не существовало. Имелся только украинский диалект русского языка.

Особенно занятно, что процитированные мною письма Шевченко вышли из-под его пера в то время, когда готовилось к выходу первое издание его "Кобзаря". Вы спросите: как мог полуграмотный молодой человек подготовить и издать целую книгу, если он был не в состоянии даже грамотно подписаться? Примечательно, что официальные документы Тарас писал не лично, а с помощью грамотного писаря — например, прошение в Академию художеств о выдаче билета на свободное жительство в Петербурге. Этот документ, датированный 3 июня 1839 года, составлен неизвестной, но грамотной рукой и имеет окончание: "К сему прошенію руку приложил Тарасъ Шевченко".

Гребинка. Автор романса Очи черные и редактор Кобзаря
Гребинка. Автор романса "Очи черные" и редактор "Кобзаря"

А никто опять-таки и не утверждает, что "Кобзарь" был подготовлен к печати лично народным самородком. Его редактором был малороссийский поэт и прозаик Евгений Гребинка — автор всемирно известного романса "Очи черные". Сам Тарас даже не собирался выпускать свои сочинения. Их нашел случайно один из заказчиков портретов — молодой офицер родом с Полтавщины Петр Мартос. Дело было в Петербурге. Позируя Шевченко у него на квартире, Мартос поднял с пола какую-то грязную бумажку. Оказалось, что это отрывок из "Тарасовой ночи". Под кроватью обнаружилась еще пачка подобных опусов. Склонный к меценатству Мартос решил их напечатать за свой счет, а привести в порядок безграмотные автографы уговорил своего доброго приятеля Евгения Гребинку. Поскольку ранние рукописи Шевченко не сохранились, мы так никогда и не узнаем, что в первом "Кобзаре" точно принадлежало Тарасу, а что подправил редактор.

Но вся эта история удивительным образом демонстрирует, что украинская литература родилась не на Украине, а… в Петербурге как забава нескольких скучающих дворян из Малороссии, огранивших творческие опыты одаренного, но совершенно безграмотного бывшего крепостного. Но еще смешнее, что все эти люди не догадывались, что создают именно "украинскую" литературу. Ведь до самой революции 1917 года и Шевченко, и Гребинка, и Котляревский, и Квитка-Основьяненко официально считались РУССКИМИ писателями. Ситуация с "двуязычием" становится еще запутаннее!

МАЛОРОССИЙСКАЯ ШКОЛА РУССКОЙ ЛИТЕРАТУРЫ

Если бы старые книги можно было полностью до последнего экземпляра уничтожать при очередном политическом зигзаге, то народ, имеющий, как известно, короткую память, раз в десять лет верил бы в свою очередную улучшенную "историю". Но книги неуничтожимы. Они накапливаются и позволяют издеваться над примитивными трактовками прошлого, звучащими с высоких трибун.

Если открыть, к примеру, справочник "Галерея русских писателей", изданный в 1901 году в Москве, то обнаружится, что, кроме биографий Пушкина, Толстого, Тургенева, Белинского, Добролюбова, он содержит еще и всех персонажей, которые сегодня украшают школьные учебники по так называемой украинской литературе. На странице 148 находим пространную статью о нашем добром знакомом Тарасе Григорьевиче с душераздирающими подробностями: "Шевченко пришлось много терпеть от невзлюбившей его мачехи. Первоначальной грамоте Шевченко учился у мещанина Губеного. Когда Шевченко минуло 11 лет, его отец умер, ничего не оставив из своего имущества сыну. Мачеха определила сначала Тараса в пастухи, а затем отдала его в учение к одному дьячку. Дьячок жестоко обращался с воспитанником; последний вскоре бежал от него и пытался найти себе новых учителей, пробуя жить у разных дьячков и маляров".

Николай Гоголь. Бесспорно, самый великий малоросс
Николай Гоголь. Бесспорно, самый великий малоросс

Сразу вслед за этим идет статья "Николай Васильевич Гоголь": "Малоросс по происхождению, Гоголь родился в местечке Сорочинцы (на границе Полтавского и Миргородского уездов), в семье небогатого помещика… Белинский провозгласил его величайшим русским поэтом своего времени". Как видим, до революции и Шевченко, и Гоголь числились по одному ведомству русской изящной словесности.

Рядом с ними на странице 147 проживали Григорий Квитка-Основьяненко, о котором сказано, что он "происходил из старинной малороссийской фамилии", и первый редактор шевченковского "Кобзаря" Евгений Гребинка — "малорусский писатель, писавший также на русском языке на сюжеты, взятые из украинского быта".

В определенном смысле, привычная нам по школьным урокам "украинская литература" — просто подделка националистов эпохи "визвольних змагань" начала XX века и национал-коммунистов 20-х годов, взявших на вооружение некоторые элементы националистической идеологии и вписавших ее в советскую "дружбу народов". Рецепт был прост: умерших писателей-малороссов скопом объявили задним числом "украинскими классиками", добавили к ним галичанина Ивана Франко, сербку по происхождению Ларису Косач, сочинявшую под псевдонимом Леся Украинка, и все это объявили "украинской литературой". А для того, чтобы ни у кого не возникало сомнений в подлинности фальшивки, ввели новое фонетическое правописание с буквой "ї" — единственной оригинальной в украинском алфавите. Шевченко, как известно, ее не знал — он, хоть и малограмотно, писал согласно правилам общерусской орфографии — с "ерами" и "ятями".

В 20-е годы шевченковский "Кобзарь" был подвергнут очередной редакторской обработке. Тогда же из его названия исчез мягкий знак — украинизаторам покойного Шевченко показалось, что он слишком уж "русский" для нового украинского мифа. Но фактом остается то, что сам Тарас Григорьевич ни разу не назвал себя "украинцем" и даже никогда не употреблял этого слова в своем творчестве. Язык, на котором он сочинял свои стихотворения, Кобзарь называл "южнорусским". В 1861 году он издал специальный "Букварь южнорусскій" для детей, на котором стоит "Цина тры копійкы".

Зато Шевченко был сторонником общеславянского единства — так называемого "панславизма". Страшные для националистов доказательства этого умонастроения великого человека имеются даже в авторском послесловии к поэме "Гайдамаки": "Нехай житом-пшеницею, як золотом, покрита, не розмежованою останеться навіки од моря і до моря — слав’янська земля". Какие моря имел в виду Тарас Григорьевич? "Од моря і до моря" — это вариант польской формулы "од можа до можа" — то есть от моря Балтийского до моря Черного. Иными словами, Шевченко собирался включить в будущее идеальное славянское государство и Польшу, и Россию, и Украину, и Белоруссию — все-все, что находилось между Балтикой и Черноморьем. Вот это и есть его подлинная идеология. Хитрые "редакторы" тарасовского наследия просмотрели эту панславистскую геополитическую формулу кирилловского самородка.

"ЛЕТОВИЩЕ", "БІГОВИЩЕ" И "ГАВКАЛИЩЕ" НОВОЙ "МОВИ"

Первое издание Кобзаря. Украинизаторы ХХ века еще не успели его изуродовать правками
Первое издание "Кобзаря". Украинизаторы ХХ века еще не успели его изуродовать правками

Все написанное мною выше прекрасно осознавали отцы украинского национализма. "Одно из величайших несчастий украинской нации, — писал Винниченко, — то, что она очень похожа на русскую".

А как же могло быть иначе, если украинская идея выделилась из общерусской, а корни Украины все в той же Руси? На кого же быть похожей "украинской нации" — на папуасскую, что ли? Куда девать генетику, прежнюю культуру, историю? Значит, пути только два — или начинать историю украинской нации с 1900 года, когда первый политический украинец Михновский написал манифест национализма "Самостійна Україна", или предпринять масштабную подделку истории Украины и "рідної мови".

Пока официальная Украина идет по второму пути. Именно поэтому делается все по "разводу" украинского и русского языков. Специально вводятся новые слова, заменяющие привычные. "Міліціонер" становится "міліціянтом", "аеродром" — "летовищем", а "шприц" — "штрикалкою". Но этого явно мало. Все равно в украинском языке остается слишком много русских слов. Если уже есть "летовище", то почему "стадіон" не заменить "біговищем", а "батут" — "стрибалищем"? Это куда национально-сознательнее! Глядишь, и у спортсменов на "стрибалищі" будет лучше получаться!

"Парламент" — тоже неправильное слово. И пишется, и произносится как в Москве! Давайте назовем его "говорильнею". Или еще лучше — "гавкалищем". "Верховне Гавкалище" — как приятно для уха звучит! И по сути верно — и обругают там друг друга последними словами, и подерутся. Если не нравится "гавкалищем", можно "топталищем" назвать — местом, где топчут демократию и натаптывают депутатские желудки в прямом и переносном смысле.

Но пока главной опасностью для развития украинского языка является не русский, а отсутствие модернизаторских идей в нашей жизни. "Мова" стойко ассоциируется с бесконечным кризисом и государственным цинизмом. Яркий пример: вместо слова "вертоліт" появилось сразу два: "гвинтокрил" и "гелікоптер". Но ни "гвинтокрили", ни "гелікоптери" независимая Украина производить так и не научилась, несмотря на то, что является родиной изобретателя вертолета — киевлянина Игоря Сикорского. Поэтому единственным примером гармоничного, хоть и несколько неграмотного, двуязычия пока остается наследие Тараса Шевченко.

 

Олесь Бузина, 8 октября 2010 года

https://buzina.org/publications/2203-taras-shevchenko-etalon-bilengvizma.html

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

Ключевой момент индустриализации России - царствование Николая II, а не правление Сталина

 

Спойлер

Беседа с историком науки и образования, инновационным предпринимателем Дмитрием Сапрыкиным об успехах индустриализации дореволюционной России при Императоре Николае Втором вызвала большой интерес наших читателей, в том числе и много вопросов, как оппонирующего, так и уточняющего свойства. Мы решили задать их снова автору интервью и продолжить нашу беседу о том, чью индустриализацию можно считать более успешной – сталинскую или николаевскую.

 

Император Николай II (в центре) у своего вагонаИмператор Николай II (в центре) у своего вагона

 

Спаивало ли царское правительство народ водкой?

– В целом вы утверждаете, что Россия в эпоху Николая Второго стала индустриальной, промышленно развитой державой. А как это сочетается с тем, что четверть бюджета тогда формировалась от винной монополии?

– Во-первых, это не только я так считаю, что тогдашняя Россия была промышленно развитой державой. Это уже твердо установленный исторический факт. Россия обладала крупной промышленностью практически во всех передовых тогда областях – машиностроении, кораблестроении, химической промышленности, электротехнике и т.д. По числу крупных предприятий и их технологическому уровню Российская Империя была на уровне Германии и Великобритании, заметно опережая Францию и отставая только от США.

Что же касается рассуждений о так называемом «пьяном бюджете», то я бы назвал это демагогией, которую могут повторять и воспринимать лишь люди, незнакомые с бюджетной тематикой и никогда не интересовавшиеся структурой бюджета ведущих стран мира, его доходной/расходной частью – как тогда, сто лет назад, так и в современной ситуации.

И сейчас в России и многих других странах поступления от акцизов на спиртное и табак являются значимой частью бюджета – что-то около 6–7 %. До революции поступления от казенной винной монополии составляли где-то 800 млн. руб., плюс еще около 100 миллионов – от акцизов на спиртное, не попадавшее под монополию. При этом надо учитывать, что около 250 миллионов рублей составляли расходы государственного бюджета на поддержание самой винной монополии. Государство содержало казенные винные склады, которые представляли собой крупные предприятия с сотнями и даже тысячами сотрудников, розничную сеть и, между прочим, прекрасные химические лаборатории, с которыми сотрудничали видные русские ученые, в том числе и Дмитрий Иванович Менделеев. Получается, что чистый доход бюджета от продажи спиртного составлял около 600 миллионов рублей в год, и это была примерно пятая его часть, что, конечно, тоже немало.

Однако в то время и в бюджете большинства других крупных государств главными доходными статьями, кроме таможенных пошлин, были акцизы на спиртное и табак. Для сравнения, в бюджете Германской Империи эти две статьи (таможенные пошлины и акцизы) составляли 3/5 доходов всего бюджета – это даже больше, чем в Российской Империи.

 

296051.p.jpg?mtime=1531749002

 

– А с чем это было связано?

– С тем, что тогда бюджеты многих ведущих стран формировались не за счет прямых налогов. Для сравнения: сейчас НДС, налог на прибыль и налог на доходы физических лиц (НДФЛ) являются крупнейшими доходными статьями бюджета наряду с НДПИ – налогом, который таможня взимает с экспортеров нефти. Так вот, в бюджете как Российской Империи, так и Германии прямых налогов практически не было. Если сейчас налоговая нагрузка на промышленные предприятия составляет от 35 до 50% добавленной стоимости, то в Российской Империи этот показатель был примерно на уровне 1–2%. С предприятий взимался относительно небольшой промысловый налог, от которого к тому же многие предприятия были освобождены. Еще был налог на доходы с капитала, который больше касался финансовых организаций и частных инвесторов. Но налога на доходы физических лиц, налога на добавленную стоимость и налога на прибыль тогда не было.

Бюджетные доходы формировались, во-первых, от деятельности самого государства, которое зарабатывало само. Какие это были статьи? Доходы от железных дорог – крупнейшая статья в доходе Российской Империи, доходы от винной монополии (от предприятий, которые упорядочивали и формировали торговлю водкой), доходы от почты и телеграфов (в германском бюджете эта статья была даже более важная, чем доходы от железных дорог, но менее важная, чем доходы от акцизов), гербовый сбор и так далее. То есть где-то две трети бюджета государство зарабатывало само, как крупнейший хозяйствующий субъект, – в том числе и через винную монополию. Оставшуюся треть собирали с таможни, а также через налоги, прежде всего, промысловый налог и налог на доходы с капитала.

В чем тут принципиальное отличие от современной ситуации? Сейчас государство накладывает колоссальное налоговое бремя на предприятия, изымая от трети до половины добавленной стоимости. Тогда же налоговая нагрузка на предприятия была минимальная (1–2 % от добавленной стоимости). Но при этом еще действовал жесткий протекционистский таможенный тариф: большинство иностранный товаров облагались колоссальным таможенным тарифом – от 40 % до 70% по некоторым позициям. При этом, поскольку государство жило с того, что зарабатывало само – прежде всего, с поступлений от железных дорог, почт и телеграфов, а также государственных предприятий, – оно было заинтересовано в максимально эффективных инвестициях в инфраструктуру. Тогда именно впервые сложились методы стратегического планирования. Затевая крупное железнодорожное строительство, государство было кровно заинтересовано в том, чтобы не было лишних затрат при строительстве и чтобы построенные ветки эффективно эксплуатировались.

Для промышленных предприятий были созданы очень благоприятные условия

Все это означает, что для промышленных предприятий в эпоху Николая II были созданы очень благоприятные условия. Активно и по единому плану создавалась инфраструктура, налоговое бремя на предприятия было минимальным, и при этом действовала продуманная система протекционизма, у истоков которой стояли два великих русских ученых – Иван Алексеевич Вышнеградский и Дмитрий Иванович Менделеев. Именно поэтому промышленность росла так быстро, и при этом промышленники активно тратились на благотворительность. Россия была тут в числе лидеров. К примеру, на Всемирной Парижской выставке 1900-го года российские предприятия получили 2 Гран-при и 10 золотых медалей за строительство жилья для рабочих.

Сейчас ситуация другая: государство практически ничего не зарабатывает, поскольку государственные предприятия – убыточные или на грани рентабельности, вложения в инфраструктуру очень долго были недостаточными и неэффективными. Таможенные тарифы, особенно после вступления в ВТО, минимальны, и таможня в основном зарабатывает на экспорте нефти и газа. Государство же живет за счет средств, изъятых у населения и предприятий через прямое налогообложение.

 

296052.p.jpg?mtime=1531749058

 

То есть сейчас действует совершенно другая экономическая схема. Она поменялась во многих странах после 1917-го года, а потом после 1991 года, потому что победили определённые политические, экономические и социологические концепции. Сейчас эти концепции не кажутся уже столь бесспорными. Проблемы пенсионных фондов, которые происходят во всем мире, – это лишь один из симптомов кризиса. Но так или иначе, мнение о том, что налоговая система в России (как и в Германии) была отсталой, потому что там почти не было прямых налогов, а пенсия, причем по-настоящему высокая, выплачивалась только военным и их семьям, отставным госслужащим, в том числе преподавателям университетов и гимназий, сейчас не столь очевидно.

– Стандартный упрек в адрес царской России состоит в том, что власти сознательно спаивали народ.

– Нет, введение винной монополии имело совсем другие мотивы. Главный из них заключался вовсе не в фискальных соображениях, государство и так неплохо зарабатывало на акцизах, а в стремлении оградить низшие слои населения от спаивания в шинках и кабаках. И все это прекрасно знали. Про спаивание – это был демагогический революционный аргумент того времени, который потом перешел в советскую литературу. То, что он не имеет под собой оснований, подтверждает то, что в 1914-м году по инициативе Николая II вообще был введен сухой закон. И, кстати, бюджет после этого не рухнул и до начала войны продолжал оставаться профицитным.

Может ли крестьянская страна быть промышленно развитой?

 

Император Николай II посещает Путиловский заводИмператор Николай II посещает Путиловский завод

 

– Второй вопрос, который задают наши читатели: подавляющая часть населения России тогда были крестьяне. Разве возможно, чтобы Российская Империя с такой структурой населения была промышленной державой?

– В этом вопросе есть два аспекта. Во-первых, Российская Империя была автаркией — самодостаточным хозяйственным целым, в котором практически вся как сельскохозяственная, так и промышленная продукция производилась внутри страны. Империя закупала на стороне лишь ограниченный набор продуктов — как сельскохозяйственных (хлопок-сырец и натуральный каучук из Америки), так и промышленных (станки и краску из Германии) и сырьевых (английский уголь). Поэтому, если мы будем сравнивать Россию с небольшими странами, которые полностью зависели от международной торговли, то это будет не совсем корректно. Но вот если сравнить Россию с другой автаркией, например, с Британской империей, то окажется, что соотношение аграрного и индустриального населения в Британской Империи окажется даже больше.

– Как это?

– Британская империя – это ведь еще колонии: Индия и так далее.

– Ну, Индия – это понятно. Но мы же говорим о собственно Великобритании.

– Тогда Великобританию надо сравнивать русскими промышленными районами: с Петербургской и Московской губерниями, с Уралом, Екатеринославской и Харьковской губерниями. Там пропорция аграрного и промышленного населения будет гораздо ближе к Великобритании. Дело в том, что изначально объекты сравнения выбраны не совсем корректно. Например, тогдашняя Франция – это Французская Империя, в которую входили Индокитай, Марокко и т.д. Кстати, и в континентальной Франции аграрное население было достаточно большим.

В дореволюционной России граница между городом и деревней была размытой

К тому же, если брать дореволюционную Россию, то по этому вопросу имеется определенная статистическая путаница. Ведь дореволюционные статистические данные отражают в основном деление по сословиям – крестьяне, мещане и т.д. Но вы же понимаете, что, например, владельцы крупных индустриальных предприятий, а тем более рабочие часто происходили из крестьян. Далее, многие заводы тогда находились в сельской местности. Вообще, в дореволюционной России граница между городом и деревней была размытой. Москва с ее огромными машиностроительными, электротехническими и текстильными заводами недаром именовалась «большой деревней». Рабочие поселки крупных индустриальных предприятий, построенные в сельской местности, наоборот, были индустриальными центрами. Это имело много плюсов – прежде всего, с точки зрения экологии и комфорта. На Западе преимущества такой градостроительной политики были осознаны гораздо позже. К примеру, величайший американский архитектор Фрэнк Ллойд Райт написал свою книгу об «исчезающем городе», ставшую манифестом строительства американских пригородов, «одноэтажной Америки», как раз на рубеже 1920-х и 1930-х годов. В это время руководство в СССР проводило политику насильственной урбанизации, ориентируясь, прежде всего, на уже устаревшую тогда западную градостроительную модель, от которой в США и Европе уже стали отказываться. В результате после 1929 года русская деревня фактически уничтожалась, ее инфраструктура, созданная при царской власти, деградировала, а сельское население просто переселялось в города. Это создало экологические, градостроительные и социальные перекосы (например, пресловутый «квартирный вопрос»), до сих пор представляющие колоссальные проблемы и для современной России.

 

296057.p.jpg?mtime=1531750239

 

Это очень сложный вопрос, который большевики пытались решить самым примитивным способом – просто переселением значительной части сельского населения в города. Сельское хозяйство из-за этого сильно проиграло, а промышленность не выиграла, так как стала развиваться экстенсивным путем – за счет увеличения числа рабочих, а не за счет развития технологий.

Революция уничтожила уникальную цивилизационную модель, имевшую большие перспективы

Революция уничтожила уникальную цивилизационную модель, имевшую большие перспективы. К примеру, великий экономист и социолог А.В. Чаянов, в 1910-е годы участвовавший в обширных статистических исследованиях русского крестьянства, видел в семейных сельскохозяйственных предприятиях Российской Империи модель предприятий будущего, а не прошлого. После 1929 года идеи Чаянова были практически запрещены в СССР, но зато их с энтузиазмом восприняли на Западе, особенно в период так называемой «зеленой революции». Стоит отметить, что в Российской Империи большая часть населения была не наемными работниками, а хозяевами. В стране было примерно 33 тысячи заводов, несколько сотен тысяч городских микропредприятий и 20 с лишним миллионов самостоятельных аграрных семейных предприятий – крестьянских, или, по нынешним понятиям, «фермерских» хозяйств. Каждая семья была фактически предприятием. Это была очень интересная модель организации экономики, которая имела и имеет перспективы. А советская власть, отняв заводы у хозяев и согнав крестьян в колхозы, фактически превратила «страну хозяев» в «страну рабов». Большевики во главе с Троцким называли в 1920-е годы это «борьбой с буржуазной и мелкобуржуазной стихией».

– Скажите, это правда, что торговля и экспорт зерна составляла на самом деле всего 3-5% доходной части бюджета Российской Империи?

– Да, действительно, не больше 5% доходов бюджета, и то косвенно, зависело от экспорта зерна. Но давайте по порядку. Сейчас постоянно повторяется лозунг, утверждающий, что как сейчас мы живем за счет продажи нефти и газа, так же раньше мы жили за счет продажи зерна. Однако на самом деле это не так. Если сейчас прямые доходы от экспорта нефти и газа составляют почти 40% бюджета Российской Федерации, то в бюджете Российской империи доходы от продажи зерна играли очень небольшую роль. Экспорт тогда не облагался таможенными пошлинами, и прямые налоги отсутствовали. Единственное, что получал бюджет, – это небольшие гербовые сборы и доходы от перевозки зерна через государственные железные дороги. Даже если это все посчитать, будет максимум 5%. Торговля зерном давала деньги не в бюджет государства, она лишь давала людям и предприятиям оборотные средства, формировала доходы не только торговых предприятий, но и пароходств, железных дорог и, в конечном счёте, крестьянских и помещичьих хозяйств, которые и производили зерно. Бюджет Российской Империи от зерновой торговли практически не зависел, но торговля зерном и его экспорт стимулировали внутренний спрос. Конечно, в этом смысле, экспорт зерна был большой статьей доходов, но вовсе не государства, а частных предприятий и населения.

Вообще, когда сравнивают Советский Союз или Российскую Федерацию с Российской Империей, то часто высказывают стереотип, что, дескать, «Россия всегда была сырьевой державой». Однако Российская Империя не была сырьевой державой. В ней обрабатывающая промышленность была более развита, чем добывающая. Еще говорят, что наша страна всегда была неким военно-полицейским государством. Но в отношении дореволюционной России это опять же не так, потому что и в ВВП, и в бюджете расходы на эти статьи не были больше, чем у той же Британии или Германии.

Роковой вопрос: а зачем вообще была революция?

– То, что вы утверждаете, – это только ваша точка зрения? У вас есть коллеги, которые придерживаются таких же взглядов?

– Конечно, есть колоссальная инерция советской пропаганды – под ее влиянием находилась если не вся, то значительная часть не только отечественной, но в значительной степени и западной исторической науки. Тем не менее в последние десятилетия как у нас, так и на Западе вышло много работ, ломающих созданные революционной пропагандой стереотипы. Из комплексных историко-экономических исследований я бы выделил, например, работы американца Пола Грегори и покойного Валерия Ивановича Бовыкина.

В целом есть много специалистов, которые придерживаются тех же взглядов по каждому отдельному вопросу. Например, практически все крупные западные ученые, занимавшиеся историей российской экономики — Голдсмит, Гершенкрон, Мак-Кей, уже упоминавшийся Грегори, – согласны, что ключевой момент индустриализации России – это царствование Николая II, а вовсе не правление Сталина. То же самое и по другим вопросам. Многие признают успехи Российской Империи в образовании, науке и так далее. Но когда мы собираем данные в целом, оказывается, что рушится картина, на которой основано очень многое, основаны идеологические пристрастия не только коммунистов, но и либералов. Мы тогда встаем перед роковым вопросом, а зачем вообще была революция? Он по-прежнему является шоковым, и мы должны понять колоссальную бессмысленность и трагичность этого события.

– На мой взгляд, это революция была неизбежна в том смысле, что слишком большими были потенциал и напряжение, связанные с идеями революции и социализма. Эти идеи должны были где-то вырваться на свободу, где-то такой эксперимент должен был проявиться.

– Многие страны приходили к революции, находясь на пике своего развития. Например, Франция в конце XVIII века. Она тогда была всемирным лидером почти во всех отношениях. Существуют разные объяснения этого факта. Например, тот же Николай Дмитриевич Кондратьев, великий русский экономист, создатель теории «больших циклов», если внимательно читать его работы, показывает, что революции и войны с печальными последствиями начинаются не на спаде и не в стадии рецессии, а наоборот – на подъеме.

– Старая мысль: народ, который плохо живет, не бунтует, ему бы выжить. Начинает бунтовать тот народ, который начал относительно неплохо жить.

– Тут играет свою роль целая совокупность разных факторов: например, демографический взрыв, приведший к появлению самого многочисленного и самого энергичного молодого поколения в истории страны, выросшего в царствование Николая Второго.

Проблемы, которые народ решал при Сталине, были прямыми последствиями революции

– И все-таки, нет ли в вашем сопоставлении сталинской и николаевской индустриализации некоего аисторизма? Ведь Сталин действовал в одних исторических условиях, а Николай Второй – в совершенно других? И невозможно понять Сталина без понимания той ситуации, в которой он находился: изолированное положение Советской России, скорая война за само существование страны и т.д.

– Проблемы, которые народ героически решал при Сталине, были прямыми последствиями революции. В том числе это и международная изоляция, и, что меня интересует в большей степени, – развал промышленности, который возник в результате Гражданской войны.

С другой стороны – да, логика действий Сталина на самом деле понятна. Какая-то подобная фигура должна была появиться. Но если мы выбираем для себя образец для подражания, естественно, мы должны ориентироваться не на то, что возникало через море крови и колоссальных грехов и преступлений, а на нормальную и более человечную модель. Никто меня не убедит в том, что, например, уничтожение тысяч лучших специалистов при Сталине было полезно для промышленности.

– На это вам возражают, что нынешняя ситуация, возможно, более похожа на сталинскую. Мы сегодня опять в международной изоляции и под режимом санкций, а прямо перед этим пережили и до сих пор переживаем последствия революции, только уже либеральной, гайдаровской.

– Несмотря на все выступления патриотов, которые сравнивают события 1990-х годов с событиями Гражданской войны, масштаб и уровень катастроф все-таки разный. По официальным советским данным, к 1921-му году сохранилось всего 14% промышленного производства от 1913-го года. Такого падения в 1990-е годы не было. Да, тоже была массовая эмиграция, но не было насильственного уничтожения целых слоев населения, как это было в Гражданскую.

– С другой стороны, если иметь в виду распад СССР, то имели место гигантские потери территории и населения. Но все равно, разве нынешняя ситуация сегодня не похожа больше на сталинскую или советскую предвоеннную?

– Наша страна почти всегда находится в режиме цейтнота и во враждебном окружении. Вспоминается знаменитая фраза Александра Третьего насчет того, что у России только два союзника: армия и флот.

Тем не менее индустриализация при Царе Николае Втором проходила не меньшими темпами, чем при Сталине, и практически во всех отношениях была эффективнее. Если бы не был совершен колоссальный индустриальный рывок в 1895–1901-м гг., а потом в 1909–1914-м гг., то страна не выдержала бы Первую мировую войну. Но она ее выдержала, ведя войну в течение нескольких лет с самым сильным из возможных противников в мире, и вышла из нее исключительно по внутренним причинам. Немецкий генерал Гофман, начальник Германского штаба Восточного фронта, подписавший Брестский мир, писал:

«После того как не были использованы возможности нанести такое решительное поражение России, чтобы довести дело до заключения мира, нужно было сознаться, что “по человеческому разумению” выиграть войну Германия уже не может. С этого момента все внимание имперского правительства должно было быть направлено на заключение мира на началах status quo ante, а верховного командования – на то, чтобы не терпеть крупных поражений и удержать занятые войсками территории. Я полагаю, что мы могли бы заключить мир на указанных условиях в 1917-м году, если бы мы твердо и определенно отказались от Бельгии.

Как раз в это время, против всякого ожидания, произошло событие, которое еще раз дало шансы Германской Империи победоносно выйти из войны: это была русская революция, которая вывела из строя численно сильнейшего врага и дала нам на западном театре войны численный перевес, несмотря на то, что против нас было очень много противников».[1]

Военно-экономических причин для поражения России не было – страна должна была победить

Так что выиграть войну после кампании 1915-го года и того, как Россия восстановила военное производство, Германия не могла. И единственный шанс дала ей Февральская революция, потом – Октябрьская. Но и этим шансом Германия не воспользовалась. Военно-экономических причин для поражения России не было – страна должна была победить. Да антигерманская коалиция и победила в итоге.

В целом же можно утверждать, что быстрая индустриализация, которая происходила в два ускоренных этапа – в конце 1890-х годов и потом перед Первой мировой войной, – была не менее мощной, чем при Сталине.

– Почему же все рухнуло в феврале 1917-го года?

– Февральская революция произошла известно почему: в результате внутренних противоречий в элите Российской Империи. Это никак не связано с военно-экономическим фактором. Если говорить прямо, революция произошла из-за измены части элиты.

– Почему элите понадобилось изменять?

– Почему во Франции в конце XVIII века произошла революция, когда она была на пике развития? Почему то же самое случилось в Англии, когда та была на подъеме в XVII веке и только что победила Испанию? Потому что большое число активных, пассионарных людей обладало неадекватными амбициями: никому из них в голову не приходило, что после того, как они свергнут Царя, все развалится. Наоборот, они считали, что у них все пойдет еще лучше, что имеющиеся у державы успехи – это только их заслуга, а не результат колоссальной работы всех – от людей «внизу» до главы государства. Никто не понимал до февраля 1917-го года, насколько колоссальную собирающую, цементирующую роль играла личность Николая Второго. Не только сам институт самодержавной власти, но и сама личность Государя, который тихо делал свою работу и соединял и «удерживал от зла» все эти разбегавшиеся амбициозные силы, заставляя двигаться их в нужном направлении. Царь, как известно, был человеком достаточно скрытным, не склонным, в отличие от кайзера Вильгельма, афишировать и демонстрировать свои достоинства и достижения. И многие вещи просто были публике не очевидны. А как Царя свергли, в первую же неделю все начало разваливаться.

Долг Царя – умереть за подвластных, если ничего другого не осталось

– Еще вопрос от читателей. Спрашивают, разве Николай Второй лично работал с техническими кадрами или с государственно-экономическим планированием?

– Я приводил несколько примеров, когда он лично участвовал в научно-техническом развитии страны, в том числе в случае с Сикорским или кораблестроительными программами. Кроме того, очень большую роль играло и его окружение в лице Великого князя Сергея Михайловича, Великого князя Александра Михайловича, Великого князя Константина Константиновича, принца Ольденбургского.

 

На снимке инженер Н.Н. Приемский с детьми Ольгой, Гришей, Колей (последний был репрессирован в 1937 г.). Фото предоставлено родными Н.Н. Приемского. Источник: https://aselajn.livejournal.com/46715.htmlНа снимке инженер Н.Н. Приемский с детьми Ольгой, Гришей, Колей (последний был репрессирован в 1937 г.). Фото предоставлено родными Н.Н. Приемского. Источник: https://aselajn.livejournal.com/46715.html

 

 

Постановление о расстреле горного инженера, бывшего директора Сормовского завода, бывшего директора Златоустовских заводов Николая Николаевича Приемского 9 августа 1918 годаПостановление о расстреле горного инженера, бывшего директора Сормовского завода, бывшего директора Златоустовских заводов Николая Николаевича Приемского 9 августа 1918 года
 
Последние десятилетия страной в значительной степени руководили люди с естественнонаучным образованием, технократы, скажем так. И.А. Вышнеградский – при Александре Третьем, потом Ю.С. Витте, П.А. Столыпин – все они были выпускниками физико-математических факультетов. Сам Царь, как известно, имел два образования: военно-техническое и юридически-экономическое. Он хорошо разбирался в технических вопросах и многие решения принимал, вникая в суть дела.

Кроме того, работала достаточно компетентная команда, в которой инженеры-ученые играли большую роль – в отличие от советской системы, где они находились под контролем комиссаров и партийных деятелей. Статус ученых-инженеров в Советском Союзе в целом уменьшился – я говорю в данном случае о высококвалифицированных кадрах. Выдающиеся специалисты, работавшие над научно-техническим развитием страны до революции – руководители заводов, инженеры, ученые – частью эмигрировали после 1917-го года, частью остались. И те, кто не эмигрировал, практически все были уничтожены – или в конце 1920-х – начале 1930-х годов в ходе «дела Промпартии» и смежных дел, или уже в 1936–38-м годах. Например, почти поголовно были расстреляны директора, перед революцией руководившие крупнейшими заводами – Коломенским, Путиловским, Пермским, Сормовским, Александровским и сотнями других, хотя они продолжали честно работать и на новую власть, и их вклад в советскую индустриализацию был очень значителен. Многие из них расстреляны на «Коммунарке», в Подмосковье – тут лежит цвет российской инженерной мысли, руководители промышленности. Ими, кстати, историки очень мало занимаются. Если про священников, художников, поэтов, писателей, политиков много написано, то про инженерных руководителей таких исследований пока нет. И мне бы хотелось воздать честь этим людям, которые создавали промышленность нашей страны в начале ХХ века и которые так же, как Государь, были преданы, оклеветаны и убиты.

– Вы сказали, что у Императора было естественнонаучное образование?

– Образование у него, естественно, было домашнее, но он прослушал серьезный курс по физике, по математике, инженерному делу. За основу брался полный курс Николаевской академии Генерального Штаба, а по праву и экономике – университетские программы. Например, физику ему преподавал Иван Иванович Борман – крупная фигура в истории науки, организатор петербургской физической школы. И инженерные курсы будущему Императору Николаю Второму преподавали лучшие специалисты того времени, Т.е. Император имел блестящее техническое образование. Есть свидетельства Сикорского, Ипатьева и других о его технической грамотности и компетентности.

– Но проявить компетентность – это одно, а именно руководить – все-таки другое.

– Есть решения, о правильности которых мы сейчас, через сто лет, можем судить. Прошлый раз мы говорили о кораблестроительных программах, о строительстве больших самолетов Сикорского. Все эти проекты не состоялись бы без настойчивости Государя. Или, например, возьмем крупнейшую стройку сталинской индустриализации – Днепрогэс. Проект огромной гидростанции на днепровских порогах был разработан и начал реализовываться перед Первой мировой войной. Изначально было три проекта: четырехкаскадный, двукаскадный и однокаскадный. До революции после обсуждения и споров выбрали четырехкаскадный проект, разработанный русскими инженерами, а советская власть реанимировала однокаскадный проект, который с самого начала лоббировали американцы. В чем был смысл царского проекта? При нем наносился минимальный вред экологии. Позаботились не только о том, чтобы сохранились лучшие сельхозземли, но и о том, чтобы минимально была повреждена природа. А советское правительство, в угоду, прежде всего, пропаганде, чтобы создать самую большую в мире плотину, выбрало другой проект. Но в результате были затоплены колоссальные территории лучших земель и был нанесен огромный ущерб окружающей среде.

– Последний вопрос, который многим кажется просто неотразимым. Это, кстати, самое частое возражение в ваш адрес. Говорят, что итоги индустриализации Николая Второго – завязывание в позиционной изматывающей войне и итоговое падение Империи. Итог сталинской индустриализации – вторая экономика мира, уже в 1930-е годы, победа в Великой Отечественной, Восточный блок.

– Тут не один вопрос, а сразу несколько. Во-первых, Царь и царское правительство просчитывали стратегию на десятилетия вперед. То, что при Царе была построена инфраструктура и создана колоссальная обрабатывающая промышленность, дало возможность, как я уже говорил, не только противостоять в сильнейшему в военном, техническом и экономическом отношении противнику – Германии, но и дало фундамент для развития на многие десятилетия вперед. В 1917-м году только революция дала Германии шанс. В действительности, Российская Империя как военно-экономическая система не проиграла войну. Но произошла революция, которая обрушила страну и украла победу. А революции происходят независимо от того, построены заводы или не построены.

– Все же именно при Николае Втором произошла смута. Разве верховный правитель не должен отвечать за это?

– Сто лет мировая и российская интеллигенция требовала революции и свержения самодержавия. Под конец Царь остался один, с небольшой группой тех, кто его поддерживал. Революционеры методично убивали его ближайших соратников – от Боголепова и Сипягина до фон дер Лауница, Столыпина и Горемыкина. А «общество» рукоплескало этим кровавым преступлениям. В результате чего хотели, то и сделали: хотели революцию – получили. Но, как говорится, «берегитесь, ваши мечты могут сбыться». Сразу после революции интеллигенция столкнулась с тяжкими последствиями, в том числе и для себя самой, и ужаснулась. Все считали, что они самые умные, и Царь им не нужен. А потом выяснилось, что Царя нет, и все быстро разваливается.

К февралю 1917-го года сошлось масса неблагоприятных факторов: война, предательство союзников, море оружия, произведенного для ведения войны с внешним врагом, мощная внутренняя оппозиция, заговор элиты.

– Но почему многие современники были невысокого мнения о Царе как об управленце?

– В мемуарной литературе и в исследованиях встречаются два противоположных мнения о Царе: как о выдающемся руководителе и как о «слабовольном правителе». При этом надо иметь в виду, что много лет в газетах и даже в высшем обществе велась кампания сознательного черного пиара – последовательная и достаточно эффективная работа по дискредитации Царской семьи и лично Николая II. Во-вторых, у многих были личные счеты, как у того же Витте, который, наверное, считал себя гением, но которого Царь «снял с пробега».

Что, объективно говоря, было большим достижением большевиков и что было явным недостатком царского правительства – это пропаганда. Но зато последнее было чрезвычайно эффективно в решении конкретных проблем: строительство дорог, заводов, и т.д. В стране имелись огромные достижения, а про это почему-то не писали ни газеты, ни литераторы, как будто все это делалось в безвоздушном пространстве. Общественность замечала любую, даже мелкую проблему, но при этом совершенно не замечала сделанных великих достижений.

Просто общество было нацелено на революцию и хотело ее. В этом плане та колоссальная работа, которая была проделана и Царем, и руководителями предприятий, осталась незамеченной. Поэтому я и считаю важным воздать должное этим людям – забытым, преданным и убитым. Они сделали огромную работу, без которой не только существование Советского Союза, но и существование сегодняшней Российской Федерации было бы невозможным. Если мы воздаем честь героям войны, то и этим людям нужно воздавать должное, потому что они создали тот потенциал и то оружие, которым воевали в Великую Отечественную войну. Оно было сделано на тех заводах, которые были построены при Николае Втором.

 

– Есть такая известная фраза: невозможно сохранить монархию, если не осталось монархистов.

– У философа русского происхождения Александр Кожева есть книга «О власти». Там проводится мысль, что власть держится не на том, что властвующий властвует, а на том, что подчиняющиеся подчиняются. То есть когда монархическое правосознание отвергнуто, монарх может только умереть за подданных. Что он и сделал. Иоанн Златоуст в одном месте говорит о Христе как о Царе и о том, что долг царя – умереть за подданных, когда ничего другого не остается: «Потому называю Его Царем, что вижу Его распинаемым на кресте, так как долг царя – умереть за подвластных. Он Сам сказал: пастырь добрый душу свою полагает за овцы (Ин. 10, 11), – так точно и добрый царь полагает свою душу за подвластных».

 

С Дмитрием Сапрыкиным
беседовал Юрий Пущаев

 

16 июля 2018 г.

http://pravoslavie.ru/114448.html

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

 

del

Изменено пользователем пИпА

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

1 ноября 1998 года

В СМИ появилось информация, что сын экс директора ФСБ Барсукова застрелился из наградного пистолета
        
К 25 годам Игорь Барсуков имел обычную карьеру генеральского сына. Закончив Московский институт радиоэлектроники и автоматики, он устроился на работу в ФСБ в звании лейтенанта. Когда началась война в Чечне, Барсуков отправился на Кавказ и принял участие в нескольких спецоперациях. За проявленное мужество, помимо правительственных наград, он получил именной пистолет ПСМ. 

 Война произвела на молодого человека гнетущее впечатление. После нее он попробовал изменить сферу деятельности и поступил в академию СВР. Распределили его в Словакию. Параллельно Барсуков-разведчик занимался коммерцией. 

 В четверг вечером Игорь вернулся со службы в ужасном настроении. На расспросы бабушки и деда, вместе с которыми он жил в трехкомнатной квартире в "генеральском" доме на улице Удальцова, 30, разведчик только махнул рукой. Никому ничего не сказав, он заперся в своей комнате. Ранним утром комната была заперта, и Игорь не отвечал.

Экс-директор ФСБ, ныне работающий в администрации президента начальником службы по эксплуатации секретных объектов, вместе с охраной приехал буквально через несколько минут. Выбив дверь в комнату, они обнаружили страшную картину. Молодой человек сидел в кресле, уткнувшись головой в залитый кровью письменный стол. Игорь выстрелил себе в голову из пистолета. Пройдя навылет, пуля застряла в стене. 

Весть о самоубийстве быстро разнеслась по Москве, и уже к 11 часам к дому стянулись корреспонденты. 
Охранники отца Игоря, бывшего директора ФСБ России (1995-1996 гг) Михаила Барсукова, устроили на месте трагедии настоящий дебош: разбили камеры приехавшим к месту происшествия журналистам, сломали машину. Дело чуть не дошло до вооруженного столкновения между ними и сотрудниками службы безопасности группы "Мост", которых вызвали корреспонденты НТВ.

 

Телеграм-канал: 20 лет назад

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

Иван Бунин о революции 1917 года

 

Цитата

«Я был не из тех, кто был ею застигнут врасплох, для кого её размеры и зверства были неожиданностью, но всё же действительность превзошла все мои ожидания: во что вскоре превратилась русская революция, не поймет никто, её не видевший. Зрелище это было сплошным ужасом для всякого, кто не утратил образа и подобия Божия, и из России, после захвата власти Лениным, бежали сотни тысяч людей, имевших малейшую возможность бежать». («Автобиографические заметки»)

«…Наши дети, внуки не будут в состоянии даже представить себе ту Россию, в которой мы когда-то (то есть вчера) жили, которую мы не ценили, не понимали, - всю эту мощь, сложность, богатство, счастье…» ("Окаянные дни", 12 апреля ст. ст. 1919 г.)

788976_original.thumb.jpg.3ce3d9fe059b8ccd0064e2c00a527e29.jpg

 

https://makaryshka.livejournal.com/1294717.html

Изменено пользователем пИпА

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

Для публикации сообщений создайте учётную запись или авторизуйтесь

Вы должны быть пользователем, чтобы оставить комментарий

Создать учетную запись

Зарегистрируйте новую учётную запись в нашем сообществе. Это очень просто!

Регистрация нового пользователя

Войти

Уже есть аккаунт? Войти в систему.

Войти