Guber30

История России с древности до наших дней.

В теме 287 сообщений

12337_original.jpg
Несколько показавшихся мне интересными отрывков из писем адмирала Рожественского своей жене, написанных им на пути к Цусиме:

 

 

23.11.1904

«…Плавание делается с каждым днем тяжелее. Предстоят два длинных перехода: один в 3600, а другой слишком в 4000 миль. Броненосцы же могут с полным запасом угля пройти не более 2000 и то при очень бережном расходе. Придется значит грузиться углем на океанской зыби, а это страшно трудно.



Машины наших кораблей тем временем изнашиваются и ломаются ежедневно, то у одного, то у другого, а ни в один из портов не только для починки, но и для переборки только машин зайти нельзя , и это с эскадрой, в которой, считая транспорты и миноносцы, набирается до 50 судов и 12000 человек. Тут еще японцы грозятся уничтожать немецких угольщиков, которые до сих пор служили нам безукоризненно. Словом, совсем нехорошо…»



28.11.1904

«Сейчас влез в эту проклятую Angra-Pequena, мог ввести только пять броненосцев, и те уже растеряли якоря, такой ревет ветер и так скверно мои капитаны становятся на якорь.

Что бы не повторилось то же с крейсерами и транспортами оставил их держаться в море с адмиралом Энквистом и теперь дрожу за то, что он их всех растеряет. Это такая невообразимая рохля, что даже и я не мог ожидать. И глуп, и вдобавок глух настолько, что часто путает только потому, что воображает, будто слышит то, чего ему не говорят…».



12.12.1904

«…Мы вот и в строю плетемся два месяца, а учиться ничему не можем; перезабыли все, чему в Ревеле подучились, а теперь только и заботы, как бы ползти вперед и не растерять хромых и слепых.

Воображаю, как злится Российская земля за наше медленное плавание. Ведь моряки даже писали, что на переход эскадры от Кронштадта в Порт-Артур нужно шестьдесят дней, и когда я первый раз произнес шесть месяцев – таращили глаза. А вот мы идем сплошь третий месяц и не сделали еще половины пути.

А ведь нигде не простояли больше рассчитанного – везде меньше и вообще очень мало стояли.

Конечно, будут говорить вольно же было дураку избрать кружной путь – нарочно затягивает плавание. И эти будут врать, потому что половина послана кратчайшим путем, и тоже нигде лишнего не стояла, а должна придти и, надеюсь, придет на соединение только тремя днями раньше меня. И эта половина не могла бы прийти так скоро, если бы ей пришлось ждать прохода Суэцким каналом моего большого отряда, из которого каждый корабль перед входом в канал должен бы был совсем разгрузиться, а после прохода опять нагрузиться.

Скажут, и пункт соединения отрядов выбрал совсем в стороне от прямого пути, чтобы затянуть плавание. И тоже будут врать, потому что на прямом пути нет ни одной дыры, куда можно приткнуться: все английское; а англичанам очков не вотрешь: силой воспрепятствуют всякой остановке эскадры в своих водах.»






07.01.1905

«Только что стряслась над нами крупная неприятность. Немцы изменили в самый решительный момент. Не хотят идти дальше с углем. Японцы ли их подкупили, или свой император Вильгельм запрет дал, чтобы нам свинью подложить, нам в обоих случаях приходится очень туго. Ума не приложу, как выкрутиться, в особенности с Федором Карловичем, которого канцелярия скушала совершенно.

Он конечно не прочь будет заняться нашим делом, но вместо того чтоб энергично повернуть его и в два дня разослать новые заказы, он будет справочные бумаги неделями писать.

А нам всякая задержка здесь гибельна, дает японцам делать широкие приготовления. Сами попадаем в период ураганов, которые могут истребить половину наших судов без всякого участия японцев.



Как жаль что послала это … письмо с сочуствием Кладо. Он большой болтун. Болтает зря. Нам нечего высылать сюда. Гниль, которая осталась в Балтийском море была бы не подкреплением, а ослаблением. А из Черного конечно ничего не выпустят англичане.



Прочитавшие твое письма теперь уверены, что оно есть следствие моих тебе писем и что я значит довольно позорно струсил. Жаль, что ты написала…»



«Фелькерзамовские броненосцы Наварин и Сисой разболтались в машинах и совсем износились котлами, миноносцы обратились в полный хлам; если бы ни зазорно было изводить русскую публику сюрпризами, следовало бы все семь миноносцев бросить здесь разрушенными до конца войны. Только затем чтобы отсрочить этот позор я поведу их через Индийский океан на буксирах, будут они, следовательно, большим тормозом для эскадры, без всякой надежды на исправление в пути и значит в конце концов придется таки их отправить в Сайгон разоружиться рядом с Дианой.



Когда я собирался в путь, то добрый Федор Карлович слушая доклады своего Главного Управления Кораблестроения и Снабжений поражался, куда это я набираю уйму всяких запасов.

Шесть недель задержали заготовки и заказы, все поражались, ахали и урезывали цифры, полученные по простым арифметическим правилам, а не по тем «Положениям», которые составлены для неплавающего флота. Кое что им удалось урезать, но не много, и вот мы прошли полпути и почти до суха издержались, расходуя все строго по положениям о неплавающем флоте…».



17.01.1905

«…Я послал шестого января Государю две телеграммы. До сих пор никакого ответа. А запрещение мне двигаться дальше до распоряжений прислано по Высочайшему повелению.

Неужели это бедный Кладо мозги Петербургские перепутал. Неужели им не ясно, что чем многочисленнее сброд всякой сволочи тем невозможнее им управиться, тем больше шансов бить эту сволочь по частям, там где эти части будут отваливаться по разным неладам.

Все же у меня теперь какая ни на есть сила, люди друг друга познали. Мы можем не одолеть японцев, но и они нас разбить не могут.

За что все это губится…»



04.02.1905

«…При моем долгом отсутствии крайне странно сохранять за мной должность Начальника Главного Морского Штаба.

Пока думали, что через шесть месяцев я могу вернуться – это было понятно. Теперь убрали Командующего флотом. Значит когда и доведу эскадру – ее некому будет сдать.

Очевидно меня надо сменить тем более что в качестве Начальника Главн. Мор. Штаба я оказался никуда не годным, не свел знакомства со щуками и по их велению не изготовил к отправке все те негодные и пережившие свой век корабли, из которых простой Капитан Грант Кладо находит возможным в несколько недель сформировать третью эскадру…».



20.02.1905

«Последние каблеграммы донесли сюда тяжелые известия о новых поражениях, которые мы понесли на обоих флангах армии Куропаткина, о движении японцев на Владивосток, где у нас ничтожное количество войска.

Теперь у нас прибавились новые звезды – Стессель, который мне почему-то кажется подлецом и мерзавцем, Григорович, которого я бы повесил; а может быть и Ухтомский с Виреном.

Ухтомский Богом обижен – с него и взыскивать нечего, а в Вирене я жестоко разочаровался.

Впрочем, надо подождать критиковать: может быть на днях ты услышишь и по моему адресу – подлец и мерзавец.

Не особенно этому верь; скажи им, что я ни то, ни другое а просто человек не обладающий нужными данными, чтобы справиться с задачей.

Я даже думаю, что не дай Бог со мною что приключится, остальные мои адмиралы еще плоше справятся с задачей и прошу заблаговременно прислать Чухнина, чтобы чего доброго, не оставить эскадру в безначалии. Дмитрий Густавович Фелькерзам, хоть и умница, но не подходит для вполне самостоятельных действий.

Хочу, чтобы Чухнин в Порт Саиде сел к Небогатову и доплыл до 2-й эскадры, которую, если до того времени не одолеют японцы, будет полезно назвать не эскадрой, а флотом и поручить старшему командованию.

Я в таком случае с охотой останусь в обыкновенной роли и буду себя покойно чувствовать…»



02.03.1905

«…Завтра ухожу отсюда. Сил больше нет ждать. Полное отупение. Что бы ни случилось большего позора не придумаешь. Опозорены вконец флотом, опозорены армией, которая, на мой взгляд, перестала существовать так же как перестал существовать флот Порт Артурский с самим Порт Артуром.

Перестанет существовать и эта глупая вторая эскадра, небольшая уж будет надбавка к позору, к горю народному.



Не хорошо у меня на эскадре. Два с половиной месяца стоянки на Мадагаскаре разнесли весь запас энергии, который накоплен предыдущим мощным движением.

Последние известия о полном разгроме армии окончательно доконали слабые душевные силы моего народа. Даже и небольшая часть беспечной молодежи носы повесила. Ободрить не удается, потяну силком. Один конец…»


Книга "Путь к Цусиме", автор К.Саркисов

 

Источник

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

Глубже ада.

 

Что знает о писателях-народниках обычный читатель? Ну типа меня, например? Хорошо, если не путает их с народовольцами-бомбистами. Хотя среди бомбистов тоже было немало писателей, но это другая история. Из пучины памяти всплывают старорежимные фамилии: Засодимский, Златовратский, Эртель… Решетников — автор знаменитых «Подлиповцев». Чем знаменитых? О них много говорят и спорят в романе Горького «Жизнь Клима Самгина». Точно! Из статей того же Горького я о них и помню.

 

Алексей Максимович, с одной стороны, хвалил народников за гражданский пафос, верность высоким идеалам и противопоставлял их модным декадентам. Декадентов он обличал за мистицизм, политическую индифферентность, интерес к половому вопросу и всяким психическим девиациям. У народников он этого не видел. С другой стороны, как профессиональный «босяк», познавший народ до самого днища, Горький свысока беззлобно критиковал литераторов народнического круга за идеализацию мужика и недостаточное понимание законов исторического материализма. Это все, что мне было известно о вопросе, когда я открыл довольно толстый сборник издательства Common Place «Серый мужик. Народная жизнь в рассказах забытых писателей XIX века».

 

Знал ведь, что писателям верить нельзя. Тем более пролетарскому классику А.М. Горькому. Но столкнуться с такими текстами был совершенно не готов. Какие там салонные ужасы декадентов! Сборник погружает читателя в такой мир мрака и отчаяния, который и в лучших образцах литературной чернухи XX века редко встретишь. Нет, ну есть привычные «вышедшие из гоголевской „Шинели”» жалостные истории: «На большой дороге» Засодимского, «Тишина» Воронова, «Белый старичок» Златовратского… Но не они определяют лицо сборника. Забытые писатели, в большинстве своем разночинцы, прожившие свои короткие и нищие жизни в тени гигантов Толстого, Достоевского, Тургенева, оставили после себя тексты, способные надолго испортить настроение читателю третьего тысячелетия.

 

В рассказах и очерках сборника (причем часто не ясно, где кончается очерк и начинается рассказ) возникает подробная картина ада. Персонажи живут в этом аду и не сильно заморачиваются. Дальше на обитателей ада обрушиваются страшные беды, в результате которых они проваливаются куда-то, что глубже ада. Что там глубже ада? Тартар, что ли? Ну пусть Тартар. И провалившись в Тартар, продолжают некоторую жизнедеятельность. Натурализм, переходящий в свою противоположность, в какой-то «Зомби Апокалипсис». Сцены чудовищного зверства, лишь временами прорывающиеся в поэмах Некрасова, широко разворачиваются в «Сером мужике». Многочисленные убийства, в том числе ритуальные, кровавые экзекуции, инцесты, сожительства с душевнобольными… Все это в избытке представлено на страницах сборника. Интереснее другое. А именно душная атмосфера безумия и абсурда, окутывающая действующих лиц. Ну ладно книжные, от большого ума, безумцы Достоевского. А серому мужику чего душевно болеть-то.

 

Ведь великая русская классика практически не оставила нам описаний фабричного труда. Да и крестьянского, за исключением Некрасова, тоже. Гении тянули привычную дворянскую канитель и тему «маленького человека». А «маленькие люди» русской литературы XIX века, писатели второго-третьего ряда, своими полузабытыми книгами заполнили этот колоссальный пробел. В наше долгожданное, но трудное время, когда в философии идет поиск национальной идеи, а в исторической науке сражаются школы «мифологизаторов» и «демифологизаторов», очень своевременным представляется выход сборника «Серый мужик».

 

https://gorky.media/reviews/glubzhe-ada/

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

Давайте не лазать в русскую древность, к Петру и Февронии. Давайте отмотаем лишь на век назад.

 

1916 год. Россия. Средняя продолжительность жизни — 32 года у мужчин, 34 у женщин.

 

29% мужчин и 13% женщин — грамотны. Это значит — умеют написать свое имя.

 

Роды ранние, частые, тяжелые. Детей в среднем девять. Пятеро умирают во младенчестве.

 

«Молодые матери часто "засыпают" детей, то есть придушивают их нечаянно во сне. Ребенка мать иногда ночью кладет между собою и мужем, "чтобы пососал", даст ему грудь, заснет, навалится на него и придушит. Добрая половина баб "заспала" в своей жизни хоть одного ребенка — чаще всего в молодости, когда спится крепко».

 

Как питаются выжившие, сообщает агроном Александр Энгельгардт, сосланный в глушь за поддержку студенческих бунтов.

 

«Наш мужик хлебает пустые серые щи, считает роскошью гречневую кашу с конопляным маслом, об яблочных пирогах и понятия не имеет, да еще смеяться будет, что есть такие страны, где неженки-мужики яблочные пироги едят, да и батраков тем же кормят. У нашего мужика-земледельца не хватает пшеничного хлеба на соску ребенку, пожует баба ржаную корку, что сама ест, положит в тряпку — соси… Дети питаются хуже, чем телята у хозяина, имеющего хороший скот. А мы хотим конкурировать с американцами, когда нашим детям нет белого хлеба даже в соску?»

 

Голод, как по часам, случается раз в десять лет: 1891, 1901, 1911, 1921. Весной 1891 года Толстой покидает Ясную Поляну и путешествует по уездам Тульской губернии. «Из избушки, около которой мы остановились, вышла обо­рванная грязная женщина и подошла к кучке чего-то, лежащего на выгоне и покрытого разорванным и просетившимся везде кафтаном. Это один из ее 5-х детей. Трехлетняя девочка больна в сильнейшем жару чем-то в роде инфлуэнцы. Не то что об ле­чении нет речи, но нет другой пищи, кроме корок хлеба, которые мать принесла вчера, бросив детей и сбегав с сумкой за побо­ром. И нет более удобного места для больной, как здесь на выгоне в конце сентября, потому что в избушке с разваленной печью хаос и ребята. Муж этой женщины ушел с весны и не воротился».

 

Это из его черновиков. В окончательную редакцию статьи «О голоде» этот кусок так и не вошел: Толстой боялся, чтоб статья не стала «нецензурною» — чтоб не попала под запрет за очернение действительности, как и в наши дни случается со многими статьями.

 

Голод, эпидемии, нищета и невежество: вот на какой почве произрастали, как могли, семья, любовь и верность.

 

Вопреки нищете и голоду русские девочки растут красавицами. Это не та «внешность славянская», про которую в объявлениях о сдаче квартир. Настоящий русский человек черняв и смугл.

 

«Наиболее распространенный тип — это очень правильные лица с темно-серыми глазами, темными бровями и ресницами и темными волосами. Кожа смугловатая. Настоящие блондинки чрезвычайно редки. Чаще попадаются черноволосые, черноглазые... Женщины в нашей местности безусловно красивы, рослы и лет до пятнадцати-шестнадцати недурно сложены (после шестнадцати фигуры у них портятся, благодаря тяжелой работе). Чем раньше выходит замуж девушка, тем скорее она приобретает отцветший, изможденный вид».

 

Красота увядает от нудной и трудной работы, но и от побоев тоже. Как и в наши дни, в царской России женщин бьют повсеместно, обычно спьяну. И в насилии, и в любви русский мужик остается прежде всего хозяйственным человеком. «Бьют и палкой, и рогачом (ухват), и сапогами, и ведром, и чем попало… Если муж бьет жену и при этом сломает или испортит тот предмет из своего несложного инвентаря, которым чинил расправу, то ему, разумеется, гораздо более жалко этот предмет, чем избитую жену. Да и всякая баба гораздо больше будет сокрушаться о каком-нибудь сломанном рогаче, чем о своих помятых боках».

 

«Как выражается любовь к жене? — спрашивает в 1904 году Ольга Семенова-Тянь-Шанская, первая в России женщина-этнограф. — Этот вопрос меня давно уже интересовал, и одно время я думала, что “никак”, благодаря тому, что внешних выражений нежности мужа к жене положительно нет, даже у молодоженов… Но последнее время я думаю несколько иначе…»

 

Далее она описывает некого замечательного Петруху, который выражает любовь к жене чисто хозяйственным способом: «Летит в деревню, чтобы сделать, что “баба просит”. “Хозяйка моя удумала просо скорей связать, а того и гляди дождь — я уж ей и скосил паюшечку”...»

Говоря об исключительной духовности русского народа, часто приводят в пример статистику по изнасилованиям. При царе их и правда немного было — лишь несколько тысяч в год, — и судили за изнасилование строго: восемь лет с конфискацией.

 

Но цифры занижены. Дела не доходили до нормальных судей. Вместе с «повредителями чужих канав» и «кулачными бойцами» насильники получали смешные штрафы: против всяких правил их судил волостной суд — крестьянский, низшей инстанции.

 

В Бузулукском уезде Самарской губернии двое крестьян изнасиловали девушку. Приговор: родителям потерпевшей уплатить 10 рублей (это телега или четыре пары валенок), судьям — полведра водки (компенсация издержек).

 

Насилие, конечно, считалось преступлением, но не большим, чем супружеская измена. Крестьянское насилие — оборотная сторона крестьянской верности. В деревне, где все на виду, единственный способ получить любовь на стороне — получить ее силой.

 

Если насиловали незамужнюю, предпочитали обвинять жертву: сука не захочет, кобель не вскочит. Часто и вовсе прекращали дело за примирением сторон. «Нынешним летом был такой случай, что двадцатилетний караульный яблоневого сада изнасиловал тринадцатилетнюю девочку — и мать этой девочки (очень, правда, бедная) помирилась с обидчиком за три рубля».

 

Зато насильника, покусившегося на чужую, замужнюю бабу, ждал самосуд. Летом его избивали, зимой выпускали голого на мороз, а то и просто отрубали часть полового члена или калечили иным способом.

 

Случались и ложные обвинения, чтобы стрясти с мнимого насильника рубль или два. «Хозяин мой, Василий Гордеев Гребенников, не говоря ни слова кинулся на меня и давай душить, затем положил меня на спину, заголил мне юбку, и, улегшись на меня, стал меня употреблять. Мне стало очень больно, и я пробовала кричать, Гребенников же заткнул мне рот моей же шалью. Насиловал меня Гребенников часа полтора...»

 

В царской России не знали греческого слова «педофилия» и детей насиловали наравне со взрослыми. 29 апреля 1879 года Татьяна Попова, 10 лет, пошла с подружкой играть на луг. Односельчанин Иван Рассказов, 30 лет, схватил ее и потащил на гумно. Затем он «заворотил сарафан и рубаху, вынул свою “чичирку” из портков и стал ею пихать пониже живота, от чего из этого места пошла кровь и замарала рубаху, которую мать потом вымыла». Подружка потерпевшей показала, что Рассказов действительно приставал к Татьяне, но сама она всего не видела. Пошла дальше, «так как впереди шел ее пьяный отец и она боялась, чтобы он не упал и не выронил денег».

 

 

ть одна общая цель и пружина».

 

Славянофилы были правы: русская семья действительно была цельной — и очень закрытой. Наружу просочилась лишь малая часть того, что творилось во «внутренней жизни избы». Правду сохранили судебные протоколы и редкие записи этнографов.

 

Скотоложество, инцест, педофилия — всем этим русские занимались не больше и не меньше, чем прочие народы. Но есть и особенный русский обычай. Среди непереводимых русских слов — sputnik, tundra, pogrom, perestroika — есть и гордое слово snokhachestvo.

 

Снохачество — это когда свекор спит с невесткой. Регулярно. Годами. Когда он зачинает детей, которые одновременно приходятся ему и внуками. Когда отношения в большой и крепкой крестьянской семье становятся исключительно запутанными.

 

В конце XIX века информаторы Этнографического бюро сообщают в Петербург: снохачество тотально.

 

Орел: «Мужья уходят на заработки, видятся с женами только два раза в год, свекор же остается дома и распоряжается по своему усмотрению».

 

Калуга: «Часты случаи, когда молодой муж, работая на фабрике, годами отсутствует или отбывает военную службу, а свекор начинает снохачить самым дерзким и грубым образом».

 

Тамбов: «Молодой супруг не проживет иной раз и году, как отец отправляет его на Волгу или куда-нибудь в работники. Жена остается одна под слабым контролем свекрови».

 

Владимир Безгин, единственный русский специалист по истории снохачества, описывает такой вот типичный случай. «Богатый крестьянин Семин 46 лет, имея болезненную жену, услал двух своих сыновей на “шахты”, сам остался с двумя невестками. Начал он подбиваться к жене старшего сына Григория, а так как крестьянские женщины очень слабы к нарядам и имеют пристрастие к спиртным напиткам, то понятно, что свекор в скорости сошелся с невесткой. Далее он начал “лабуниться” к младшей. Долго она не сдавалась, но вследствие притеснения и подарков — согласилась. Младшая невестка, заметив “амуры” свекра со старшей, привела свекровь в сарай во время их соития. Кончилось дело тем, что старухе муж купил синий кубовый сарафан, а невесткам подарил по платку».

 

Кто виноват? Конечно, женщина. Двойная жертва: снохача и общественного мнения.

 

Этнографы описывают типичный случай крестьянского самосуда — за то, что поддалась на уговоры снохача: «Жена была избита до полусмерти; волосы наполовину были вырваны, лицо превращено в один сплошной синяк, тело исщипано, одежда изорвана в мелкие клочки, так что женщина очутилась на улице совсем нагая».

 

Кто виноват на самом деле? Да никто: экономика. Всеобщая воинская повинность и отхожие промыслы. Молодой крестьянин, пока есть здоровье, идет либо служить, либо зарабатывать. Так или иначе, молодая жена остается наедине со свекром. Откажешь — или побьет, или мужу наговорит гадостей.

 

Тот свекор, что похитрее, не ждет, пока сын вырастет и уйдет на заработки. Он сразу женит сына-малолетку на взрослой девушке — и пользуется невесткой сам.

 

Справедливости ради отметим, что к 1916 году снохачество почти сошло на нет. Его похоронили урбанизация и технический прогресс.

 

«С ослаблением родительской власти, — пишет корреспондент из Нижегородской губернии, — с более частыми и распространенными в настоящее время семейными разделами и выделами, частые в старину случаи снохачества в настоящее время становятся все более и более редкими».

 

Цельная крестьянская семья распалась навсегда, погребя под руинами и снохачество, и другие прекрасные традиции.

 

 

https://snob.ru/selected/entry/110642

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

кто не знал прошлое - дореволюционные времена, тот хаял СССР. "Что имеем - не храним, а потерямши- плачем"

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

кто не знал прошлое - дореволюционные времена, тот хаял СССР. "Что имеем - не храним, а потерямши- плачем"

Есть одно авторитетное мнение, что к середине нынешнего столетия в России произойдет масштабная реабилитация В.И.Ленина (я предполагаю, что и Л.Д.Троцкого тоже). И в итоге Ленин станет ключевой исторической, объединяющей фигурой.

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

Есть одно авторитетное мнение, что к середине нынешнего столетия в России произойдет масштабная реабилитация В.И.Ленина (я предполагаю, что и Л.Д.Троцкого тоже). И в итоге Ленин станет ключевой исторической, объединяющей фигурой.

Что за авторитет???

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

Что за авторитет???

Профессор Валлерстайн.

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

Не доживали до 30-ти. Какова была смертность в царской России

 

За первые 15 лет ведения подобной статистики стала вырисовываться картина, что страна в огромном количестве теряет детей. На 1000 умерших больше половины – 649 человек – это были те, кто не достиг 15 лет; 156 человек – те, кто преодолел рубеж в 55 лет. То есть 805 человек из тысячи  - это дети и старики.

Что касается гендерной составляющей, то в младенчестве мальчики умирали чаще. На 1000 умерших приходилось 388 мальчиков, а девочек - 350. После 20 лет статистика менялась: на 1000 умерших приходилось 302 мужчин и 353 женщины.

 

Основоположник отечественной санитарной статистики Петр Куракин, проанализировав мате­риалы переписи 1897 года и данные об умерших за 1896-1897 годы, посчитал, что средняя продолжительность жизни в Европейской России для женщин была немногим более 31 года, для мужчин – 29 лет. На территории Украины и Белоруссии эти цифры были чуть выше – 36 лет и 37 лет для женщин, а также 35 и 37 лет для мужчин

 

 

Настоящей бедой для страны в те годы был колоссальный уровень детской смертности. К примеру, в Московской губернии, дети-груднички составляли 45,4% общего числа умерших всех возрастов. А, по данным 1908-1910 годов, количество умерших в возрасте до 5 лет составляло почти 3/5 общего количества.

Если в 1867-1871 годах из 100 родившихся в возрасте до года умирало более 26 младенцев, то через 40 лет динамика практически не изменилась. Из ста детей 24 умирали, не дожив до своего первого дня рождения.

 

О том, что в стране на фоне роста производства растет и детская смертность, писал и Владимир Ленин. В 1912 году была опубликована его статья «Капитализм и народное потребление», в которой он отмечал: «Растет производство сыра, растет производство молока на продажу, богатеют немногие зажиточные крестьяне и купцы, а беднота еще более беднеет. Дети бедных крестьян, оставаясь без молока, мрут в громадном числе. Смертность детей в России невероятно высока».

 

http://www.spb.aif.ru/society/people/ne_dozhivali_do_30-ti_kakova_byla_smertnost_v_carskoy_rossii

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

Отсюда можно сделать вывод , что Советская власть  увеличила продолжительность жизни людей и многократно снизила детскую смертность. Я правильно понял твой пост? 

  • Upvote 1

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты
17 минут назад, Афоня сказал:

Отсюда можно сделать вывод , что Советская власть  увеличила продолжительность жизни людей и многократно снизила детскую смертность. Я правильно понял твой пост? 

Совершенно верно.

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

А есть статистика например по  Европе или по Азии, где никогда не было Советской власти? 

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

Для публикации сообщений создайте учётную запись или авторизуйтесь

Вы должны быть пользователем, чтобы оставить комментарий

Создать учетную запись

Зарегистрируйте новую учётную запись в нашем сообществе. Это очень просто!

Регистрация нового пользователя

Войти

Уже есть аккаунт? Войти в систему.

Войти