Стрелец

Герои Великой Отечественной войны

В теме 79 сообщений

Убедительная просьба: эту Тему не загрязнять троллингом, скабрезностями и руганью. Кто хочет свести со мной или другими форумчанами личные счёты - пожалуйста, на других Темах.

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

Мария Брускина

Мари́я Бори́совна Бру́скина (1924 — 26 октября 1941) — участница Минского подполья в годы Великой Отечественной войны, еврейка.

 

 

Маша Брускина в 1941 году окончила 28-ю школу города Минска. Когда в конце июня в город вошли подразделения вермахта, в здании Минского политехнического института они организовали лазарет для советских военнопленных. Брускина по заданию подполья устроилась в этот лазарет, чтобы помогать военнопленным бежать. Она раздобыла фотоаппарат, за несдачу и хранение которого оккупанты расстреливали. С помощью фотоаппарата изготовлялись документы для солдат и офицеров. Кроме того, Брускина через подпольщика Кирилла Труса распространяла сводки Информбюро о положении на фронтах.

 

В октябре 1941 года был организован побег группы военнопленных. Однако им не удалось бежать; при выходе из Минска они были схвачены полицейскими. Часть группы была расстреляна, а один из беглецов — Борис Рудзянко — выдал на допросе Брускину и её товарищей.

 

26 октября 1941 года Маша Брускина и её товарищи по подполью Кирилл Трус и Володя Щербацевич были повешены на арке дрожжевого завода в Минске. Казнь совершили добровольцы 2-го батальона полицейской вспомогательной службы из Литвы. Вся казнь была заснята фотографом. Подпольщикам удалось сделать дубликаты фотографий, которые после освобождения Минска были переданы органам советской власти. Эти фотографии фигурировали на Нюрнбергском процессе в качестве документов обвинения нацистских преступников. Фотографии девушки и двух её товарищей вошли во многие книги о Великой Отечественной войне. Они также выставлены в Минском музее истории Великой Отечественной войны. Но если мужчин удалось быстро опознать: это были Кирилл Иванович Трус (Трусов) — рабочий — и Владлен (Владимир) Щербацевич — 16-летний сын культработника третьей минской больницы Ольги Фёдоровны Щербацевич, — то девушку смогли опознать только в конце 60-х годов XX-го века.

 

Первыми публикациями о Брускиной стала серия статей Владимира Фрейдина в газете «Вечерний Минск» 19, 23 и 24 апреля 1968 года под названием «Они не стали на колени» и статья Льва Аркадьева «Бессмертие» в газете «Труд» 24 апреля 1968 года. Однако официальная реакция на идентификацию девушки была отрицательная. Как пишет историк Яков Басин, после разрыва дипломатических отношений между СССР и Израилем из-за Шестидневной войны в стране началось усиление антисемитских настроений и идентификация героини подполья как еврейки оказалась противоречащей идеологической позиции власти. Журналисты Владимир Фрейдин и Ада Дихтярь, занимавшиеся сбором материалов и установлением личности Брускиной, были вынуждены сменить работу.

 

Официального признания не было, но дискуссия продолжалась. В неё были вовлечены учёные, криминалисты, журналисты и общественные деятели. Публичное обсуждение вопроса возобновилось в 1985 году с выходом документальной повести Льва Аркадьева и Ады Дихтярь «Неизвестная».

 

Ряд историков (например, заведующий отделом военной истории Института истории Национальной академии наук доктор исторических наук Алексей Литвин) настаивали, что документы и свидетельства не позволяют сделать однозначный вывод, что девушка, изображённая на фотографиях именно Мария Брускина. Другие (например, доктор исторических наук, профессор Эммануил Иоффе) настаивали на том, что идентификация произведена корректно. Постом ниже фотографии, согласитесь, опознать девушку по ним легко, качество хорошее. Видимо, дело действительно было в идеалогии.

 

Официальное признание в Белоруссии состоялось в феврале 2008 года, когда мемориальная доска на месте казни была заменена и на ней появилось имя Марии Брускиной.

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

Фотографии казни Марии Брускиной, табличка с улицы Маши Брускиной в Иерусалиме,

памятник ей в Израиле

post-16216-1271521314_thumb.jpgpost-16216-1271521327_thumb.jpgpost-16216-1271521340_thumb.jpgpost-16216-1271834593_thumb.jpgpost-16216-1271834578_thumb.jpg

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

Николай Гастелло

c3d579275438.jpg

 

Николай Францевич Гастелло родился в мае 1908 года в Москве. Отец был немцем, долгое время проживающим в России. В 1933 году Николай стал выпускником Луганской летной школы и стал служить в авиации на бомбардировщике. Во время Советско-Финской войны принимал участие в воздушных боях. Участвовал в боях на реке Халхин-Гол, за участие в которых был награжден орденом Ленина. И к началу Великой Отечественной войны уже являлся командиром эскадрильи в авиации.

 

Виктор Гастелло, сын летчика, неоднократно рассказывал о гибели своего отца и его экипажа. Эту версию публиковали в известных российских изданиях.

 

Данная версия выглядит следующим образом. 26 июня 1941 года, в самом начале войны, в течение всего дня 3-й корпус дальнебомбардировочной авиации наносил удары по противнику. Военные действия происходили в Белоруссии, в районе Радошковичи-Молодечино близ деревни Декшаны. 207-й авиационный полк выполнял второй за день боевой вылет. В составе полка было два самолета. Экипаж Николая Гастелло состоял из четырех человек: штурмана лейтенанта Анатолия Бурденюка, стрелка-радиста сержанта Алексея Калинина и стрелка адъютанта эскадрильи лейтенанта Григория Скоробогатого. О втором самолете мало что известно, только лишь то, что его пилотом был старший лейтенант Федор Воробьев, а штурманом был лейтенант Анатолий Рыбас. Спустя чуть более часа после начала полета с высоты была обнаружена колонна вражеской боевой техники. На базу вернулся только один самолет, пилотируемый лейтенантом Воробьевым. По прибытии он и штурман подали рапорт, в котором описали подвиг командира Гастелло и его экипажа. По их словам, подбитый самолет врезался в колонну бронетехники, и мощным взрывом была уничтожена основная часть бронетехники.

 

Много лет существовала только эта версия произошедшего в тот день. Но в 90х годах прошлого столетия начали выдвигать и другие. Так, в 1994 году в газете «Известия» вышла статья «Экипаж капитана Маслова достоин звания героев», в которой говорилось о том, что в тот день с боевого задания не вернулись два бомбардировщика. 1-й под командованием Николая Гастелло, а второй – капитана Александра Спиридоновича Маслова, командующего 3-й эскадрильей 42-й авиационной дивизии.

 

В статье также говорится о том, что когда в 1951 году, в день гибели летчика, останки членов экипажа решили перезахоронить в сквере поселка Радошковичи. Тогда и был обнаружен медальон, принадлежавший старшему сержанту Григорию Васильевичу Реутову, который во время войны был стрелком-радистом на бомбардировщике Маслова.

 

До этого экипаж Маслова считали пропавшим без вести. И самым главным являлось то, что в результате стало очевидным, что подвиг был совершен именно экипажем Маслова.

 

Эту статью написал майор ВВС в отставке Эдуард Васильевич Харитонов, который на протяжении многих лет исследовал события, произошедшие в первые дни войны у деревни Декшаны.

 

Через несколько лет в 2001 году в газете «МК-Московия» была опубликована статья «Тайна двух капитанов», автором которой был Харитонов. Автор также утверждал, что первым направил свой самолет на противника капитан Маслов, а затем уже самолет под командованием капитала Гастелло. Более того, Харитонов утверждал, что Гастелло успел выпрыгнуть с парашютом, считая это военным преступлением. По его словам, прежде всего капитан должен был помочь катапультироваться своему экипажу, а потом уже думать о себе.

 

В этой статье была подробно описана следующая версия случившегося 26 июня 1941 года. По словам автора, на боевое задание было отправлено три бомбардировщика, под командованием капитанов Николая Гастелло, Александра Маслова и старшего лейтенанта Федора Воробьева. Около полудня все три самолета нанесли удары по немецкой колонне бронетехники. Первым нанес удар самолет Воробьева и, совершив разворот, направился на аэродром за линию фронта. Два других самолета успели подбить противники, когда те возвращались обратно. Один подбитый самолет, по его словам, потерпел крушение. А другой, капитаном которого являлся Маслов, успел совершить разворот и врезался в колонну противника.

 

В своей статье Харитонов ссылался на некоторые факты, которые якобы подтверждали его слова. Так, при исследовании, в 1996 году им были найдены документы в Подольском Центральном военном архиве Министерства обороны, в которых был приведен список погибших с 22 по 28 июня 1941 года, в том числе и в составе 42-й авиационной дивизии. В списке был приведен полный состав погибших экипажа Николая Гастелло: Анатолий Бурденюк, Григорий Скоробогатый, Алексей Калинин и сам капитан. Ниже имелось примечание, в котором было сказано, что один человек экипажа успел катапультироваться перед взрывом, но кто это был, неизвестно.

 

По материалам статьи, в 1941 году крестьянами был обнаружен самолет Гастелло на Мацковских болотах, которые находятся немного в стороне от предполагаемого крушения. Крестьянами, по словам автора, среди обломков бомбардировщика был найден труп солдата, в кармане которого было письмо, адресованное жене Григория Скоробогатого. Он не успел его ей отправить. А также был найден медальон, на котором были выгравированы инициалы А.А.К. Такие же инициалы были у стрелка-радиста Алексея Александровича Калинина, который также являлся членом экипажа капитана Гастелло.

 

Также в статье снова затрагивалась тема перезахоронения останков экипажа Николая Гастелло в сквере поселка Радошковичи. До перезахоронения в 1951 году останки экипажа покоились в том месте, где в 1941 году их похоронили жители в деревне Декшняны. Тогда, ночью, чтобы не заметили немцы, местные жители захоронили останки летчиков, завернув их в парашюты. В статье отмечается, что в результате послевоенного расследования выяснилось то, что самолет врезался не в колонну бронетехники, а в зенитную батарею. А колонна осталась в 180 метрах от места падения самолета.

 

Автор пишет, что 26 июня 1951 года вскрыли братскую могилу при огромном количестве людей. И якобы в планшетке одного из членов экипажа нашли документы Александра Маслова, а также летные очки и расческу. Также нашли медальон, принадлежавший стрелку-радисту Григорию Реутову, который также являлся членом экипажа капитана Маслова.

 

Но это еще не все аргументы, которые были приведены в статье. Здесь также приводится рассказ жителя соседней деревни, которому в 1941 году было пятнадцать лет. По словам жителя, в тот день он видел, как с крыла горящего самолета спрыгнул человек с парашютом. После приземления его захватили в плен немцы. И ссылаясь на технические характеристики самолета, с крыла которого мог, по всей вероятности, спрыгнуть только пилот, автор подводит итог того, что капитан Гастелло, скорее всего, был пленен врагами.

 

Неудивительно, что столь сенсационное заявление не осталось незамеченным. И в следующем 2002 году, в майском выпуске газеты «Московский комсомолец» было выдвинуто опровержение словам Харитонова. Автором статьи выступал журналист Кирилл Экономов. Статья под названием «Искушение св. Эдуарда» полностью опровергла все утверждения, заявленные в своей статье Харитоновым.

 

В качестве основных документов, которыми он руководствовался при написании статьи, выступали «Общий учет боевых вылетов 207 авиаполка по дням за период с 22.6 по 1.9.1941 г.» и официальное письмо от директора Белорусского государственного музея ВОВ Баркуна Г.И. на имя Громова Б.В. В них шла речь об одном и том же, что в тот день, 26 июня 1941 года совершили боевые вылеты не три самолета, как писал Харитонов, а 3 звена бомбардировщиков по 2 в каждом. К тому же вылеты были совершены не в одно и то же время, а с интервалом в 1,5 – 2 часа. Командирами звеньев выступали капитан Маслов, вылет которого был первым в 8:30 утра; за ним в 10 часов утра вылетел со своим звеном старший лейтенант Висковский; и последним был вылет звена капитана Гастелло и ст. лейтенанта Воробьева, который пришелся на полуденное время.

 

Получается, что уже в этом наблюдаются несовпадения с заявлением Харитонова. К тому же Кирилл Экономов в своей статье указывает, что главным доказательством гибели Гастелло и его экипажа являлся рапорт Воробьева и Рыбаса, которые написали его, как только вернулись на базу в тот день. В страшные первые дни войны ни у кого и в мыслях не было скрывать информацию. К тому же вскоре и они сами погибли, выполняя боевой вылет. Более того, информация, занесенная в рапорт, была проверена на следующий же день после трагического подвига. Тогда командованием был отправлен самолет-разведчик, который сфотографировал место крушения самолета. На фотографии четка была воронка от падения самолета и много сгоревшей вокруг боевой техники противника.

 

В новой статье также были опровергнуты многие другие утверждения Харитонова. Так, например, утверждение Харитонова о том, что капитаны Гастелло и Маслов являлись друзьями, также не имеет под собой реального основания. Это уже доказывает то, что в Боровское капитана Гастелло направили только в мае 1941 года.

 

В данной статье также много внимания уделяется экипажу капитана Маслова. По утверждению Харитонова, капитан Маслов 26 июня 1941 года направил подбитый самолет не на колонну бронетехники, а на батарею вражеских зенитных установок, которая находилась в отдалении от колонны. Но на самом деле это вряд ли было возможно. Все дело в том, что в начале войны немцы не размещали специальных зенитных батарей вдоль дороги. Роль прикрытия для колонн бронетехники выполняли так называемые самоходные малокалиберные установки (ЗСУ), которые перемещались в общих колоннах.

 

Полное несоответствие действительности, по словам Экономова, выявляется в описании захоронения останков экипажа местными жителями, которые завернули их в парашюты. Экономов пишет, что при взрыве бомбардировщика невозможно было найти тела, к тому же, как известно, в тот день был огненный таран. Автор делает вывод, что местными жителями была захоронена команда Маслова. Тогда этот факт выступает главным доказательством того, что именно экипаж Гастелло совершил героический подвиг, направив самолет в колонну противника. А бомбардировщик Маслова был подбит несколькими часами ранее и упал в лесу, в стороне от дороги.

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

Леня Голиков

 

2b20accd864c.jpg

 

Рос в деревне Лукино, на берегу реки Поло, что впадает в легендарное Ильмень-озеро. Когда его родное село захватил враг, мальчик ушел к партизанам.

 

Не раз он ходил в разведку, приносил важные сведения в партизанский отряд. И летели под откос вражеские поезда, машины, рушились мосты, горели вражеские склады...

 

Был в его жизни бой, который Леня вел один на один с фашистским генералом. Граната, брошенная мальчиком, подбила машину. Из нее выбрался гитлеровец с портфелем в руках и, отстреливаясь, бросился бежать. Леня - за ним. Почти километр преследовал он врага и, наконец, убил его. В портфеле оказались очень важные документы. Штаб партизан немедленно переправил их самолетом в Москву.

 

Немало было еще боев в его недолгой жизни! И ни разу не дрогнул юный герой, сражавшийся плечом к плечу со взрослыми. Он погиб под селом Острая Лука зимой 1943 года, когда особенно лютовал враг, почувствовав, что горит под ногами у него земля, что не будет ему пощады...

 

2 апреля 1944 года был опубликован указ Президиума Верховного Совета СССР о присвоении пионеру-партизану Лене Голикову звания Героя Советского Союза.

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

Кожедуб Иван Никитович

(Герой Советского Союза)

 

3828a9f0fd3c.jpg

 

Кожедуб Иван Никитович - летчик истребитель. Родился 8 июня 1920 года в селе Ображиевка ныне Шосткинского района Сумской области (Украина) в семье крестьянина. Украинец. Член КПСС с 1943 года. Окончил химико-технологический техникум и Шосткинский аэроклуб. В РККА с 1940 года. В 1941 году окончил Чугуевскую военную авиационную школу лётчиков. Служил в ней инструктором. С началом войны вместе с авиашколой эвакуирован в Среднюю Азию. После многочисленных рапортов с просьбой отправить на фронт его желание было удовлетворено. В ноябре 1942 года сержант Кожедуб прибыл в Иваново в 240-й истребительный авиационный полк формирующейся 302-й истребительной авиационной дивизии. В марте 1943 года в составе дивизии вылетел на Воронежский фронт.

 

Свой первый боевой вылет совершил 26 марта, но неудачно: его «Ла-5» (бортовой №75) получил повреждения в бою, а при возвращении ещё и был обстрелян советской зенитной артиллерией. С большим трудом Кожедуб довёл истребитель до аэродрома и совершил посадку. Месяц летал на старых машинах, пока не получил новый «Ла-5». Позже воевал на Степном фронте. Боевой счёт младший лейтенант Кожедуб открыл 6 июля на Курской дуге, сбив бомбардировщик «Ju-87». На следующий день сбил второй, а 9 июля в воздушном бою сбил сразу 2 истребителя «Me-109». В августе назначен командиром эскадрильи.

 

Звание Героя Советского Союза с вручением ордена Ленина и медали «Золотая Звезда» командир у эскадрильи 240-го истребительного авиационного полка (5-я воздушная армия, Степной фронт) старшему лейтенанту Ивану Никитовичу Кожедубу присвоено 4 февраля 1944 года за 146 боевых вылетов и 20 сбитых самолётов противника.

 

С мая 1944 года Иван Никитович воевал на «Ла-5ФН» (бортовой №14), построенном на средства колхозника Сталинградской области В.В.Конева. Спустя несколько дней сбил на нём «Ju-87». В течение 6 последующих дней сбил ещё 7 самолётов. В конце июня он передал свой «Ла-5ФН» К.А.Евстигнееву (впоследствии дважды Герой Советского Союза), а сам перешёл в учебный полк. Однако уже в августе был назначен заместителем командира 176-го гвардейского полка. В это время полк был перевооружён на истребители «Ла-7». Кожедубу достался самолёт с №27, на котором он воевал до конца войны.

 

Второй медали «Золотая Звезда» заместитель командира 176-го гвардейского истребительного авиационного полка (302-я истребительная авиационная дивизия, 16-я воздушная армия, 1-й Белорусский фронт) гвардии капитан Кожедуб И.Н. удостоен 19 августа 1944 года за 256 боевых вылетов и 48 лично сбитых самолетов противника.

 

Однажды в воздушном бою над территорией противника «Ла-7» Ивана Никитовича был подбит. Когда заглох двигатель, Кожедуб, чтобы не сдаваться в плен, выбрал себе на земле цель и начал на неё пикировать. Когда до цели осталось совсем немного, двигатель вдруг снова заработал. Тогда Кожедуб вывел самолёт из пикирования и благополучно вернулся на свой аэродром.

 

12 февраля 1945 года Кожедуб в паре лейтенантом В.А.Громаковским патрулировал над передним краем. Обнаружив группу из 13 «FW-190», наши лётчики немедленно атаковали их и сбили 5 самолётов противника. Три из них на счету Кожедуба, а два - его ведомого. 15 февраля над Одером Кожедуб сбил реактивный истребитель «Me-262» унтер-офицера К.Лянге из I./KG(J)54.

 

К концу войны гвардии майор Кожедуб совершил 330 боевых вылетов, в 120 воздушных боях сбил 62 самолёта противника (сюда не входят 2 американских «P-51», сбитых им весной 1945 года, которые первыми напали на него). Последний свой бой, в котом сбил 2 «FW-190», провёл в небе Берлина. За всю войну ни разу не был сбит. Он по праву считается лучшим асом авиации союзников.

 

Третьей медали »Золотая Звезда» гвардии майор Кожедуб удостоен 18 августа 1945 года за высокое воинское мастерство, личное мужество и отвагу.

 

После войны продолжал служить в ВВС. Освоил реактивные самолёты. В 1949 году окончил Краснознамённую Военно-воздушную академию, в 1956 - Военную академию Генерального штаба. Во время войны в Корее командовал 324-й истребительной авиационной дивизией (64-й истребительный авиационный корпус). Но самому ему летать запретили. За год боёв лётчики дивизии сбили 239 самолётов противника.

 

В 1964-1971 годах был первым заместителем командующего ВВС Московского военного округа. С 1971 года служил в центральном аппарате ВВС, с 1978 - в Группе генеральных инспекторов Министерства Обороны СССР. В 1985 году ему присвоено звание маршала авиации. Был членом Президиума ЦК ДОСААФ. Избирался депутатом Верховного Совета СССР 2-5 созывов, народным депутатом СССР. Почётный гражданин городов Бельцы, Чугуев, Калуга, Купянск, Сумы и др. Автор книг «Служу Родине», «Верность Отчизне». Награждён 2 орденами Ленина, 7 орденами Красного Знамени, орденами Александра Невского, Отечественной войны 1 степени, 2 орденами Красной Звезды, орденом «За службу Родине в Вооружённых Силах СССР» 3 степени, медалями, иностранными орденами и медалями.

Умер 8 августа 1991 года. Похоронен 12 августа в Москве на Новодевичьем кладбище. Бронзовый бюст установлен на родине в селе Ображиевка. Его «Ла-7» (бортовой №27) экспонируется в музее ВВС в Монино.

 

e8e98a717d06.jpg

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты
Мари́я Бори́совна Бру́скина (1924 — 26 октября 1941) — участница Минского подполья в годы Великой Отечественной войны, еврейка

Не знал, что у нас знают про Машу Брускину.

Напишу про героя казахского народа Баурджана Момыш-Улы (Момышулы)

 

Момышулы Бауржан (1910-1982)

def3b051e4d8.jpg

 

Бауржан Момышулы – Герой Советского Союза, писатель, военный. Бауыржан Момышулы родился 24 декабря 1910 года в ауле Кольбастау Жуалинского района Жамбылской области в семье скотовода-кочевника. В 1929 году окончил Аулие-Атинскую школу – 9-летку. До 1934 года работал на разных должностях: ответственным секретарем райисполкома, заместителем председателя районного исполнительного комитета, помощником,а затем ирайонным прокурором, управляющим райкоопхлебживмолполеводства. С января по ноябрь 1932 года был начальником сектора Госплана СНК Казахской ССР.

 

Так развивалась довоенная гражданская карьера Бауыржана Момышулы. В 1934-1936 годах он - старший консультант Казахской республиканской конторы Промбанка СССР. В это же время закончил краткосрочные курсы при Ленинградской финансовой академии.

 

В жизнь страны одно за другим начали врываться серьезные военные события. Солдатскую гимнастерку Бауыржан примерил еще в 1932 году, когда был призван на действительную срочную военную службу и зачислен курсантом в 14-й горно-стрелковый полк. В 1933 году – он стал командиром взвода в этой же части. Отслужив положенный срок, был уволен, а 25 марта 1936 года призван снова и назначен командиром взвода в 315-й стрелковый полк Среднеазиатского военного округа. Через год его полк влился в подразделение Отдельной Краснознаменной Дальневосточной армии, а Бауржан стал командиром полуроты.

 

Перед самым началом войны, Б.Момышулы командывал артиллерийскими подразделениями в 105-й стрелковой дивизии. В феврале 1940 года он получил назначение в Житомир на должность командира 202-го отдельного противотанкового дивизиона. В январе 1941 года опытный командир-артиллерист был направлен в глубь страны, в Алматы. Здесь в июле 1941 года только что образованный штаб новой 316-й стрелковой дивизии начал сбор запасников из Казахстана и Киргизии. Бауыржан Момышулы был назначен командиром стрелкового батальона 1073-го стрелкового полка вновь формируемой дивизии под командованием Панфилова. Дальше – фронт. Ожесточенные бои при обороне Москвы осенью 1941 года. В очень критический для панфиловцев момент, в ноябре 1941 года – Бауыржан Момышулы получает под свое начало опаленный боями 19 гвардейский стрелковый полк. Вместе с другими частями полк не пропускает немцев в столицу. 19 декабря 1941 года Момышулы был уже капитаном. Вот строки из аттестационного листа, заполненного 10 апреля 1942 года: «Капитан Момышулы Бауыржан – способный, волевой и решительный, требовательный к себе и подчиненным командир. В боях с немецко-фашистскими захватчиками проявил личную отвагу и беззаветное мужество. За боевые заслуги командованием дивизии товарищ Момышулы представлен к высшей правительственной награде – ордену Ленина… (Он не получит эту награду. По приказу командующего Калининским фронтом № 0196 от 6 июня 1942 года его первой боевой наградой станет орден Красного Знамени). Обладает хорошими организаторскими способностями и может умело руководить боевыми действиями подразделений полка. Должности заместителя командира полка соответствует и вполне достоин присвоения очереднего воинского звания «майор». С августа 1942 года Момышулы - командир в родной Панфиловской дивизии.

 

Вот что вспоминает сам Бауржан об одном из эпизодов фронтовой биографии: «Поступило боевое распоряжение, приказ из штаба дивизии… занять оборону по западной окраине деревни, а на самом деле – станцию… Крюково. Цель была одна – не допустить врага к Москве… Циркулем измерил расстояние, мы находились в 30 километрах от Москвы… Сам собой напрашивался вопрос: удержимся ли мы в Крюково?.. Если не удержимся…, то остановка должна быть только в Москве. В этот момент Москва была под бомбежкой.

 

… Нам удается остановить немцев в первый день. На второй день в Крюково идет шестичасовой уличный бой, на третий день – 12-часовой уличный бой уже в центре. Через день на восточной окраине ведутся жестокие уличные бои в течение 18 часов.

 

… Мы станцию не сдали. 8 декабря 1941 года во взаимодействии с другими частями, которые действовали на правом и левом флангах 8-й гвардейской дивизии, имея 1073-полк в центре… мы переходим в контрнаступление и после сильной четырехчасовой артиллерийской подготовки выбиваем немцев со станции и из деревни Крюково, захватываем много трофеев. Только на участке 1073-го полка было захвачено 18 танков… Мы подошли к Истре. Другие части… стали преследовать противника до Волоколамска».

 

В октябре 1942 года Б.Момышулы было присвоено звание подполковника, а восемь месяцев спустя – полковника. Ранение, полученное в боях за Крюково, давало о себе знать. Какое-то время он пробыл в госпитале. 21 января 1945 года Б.Момышулы назначили заместителем командира 9-й гвардейской стрелковой дивизии 6-й гвардейской армии 1-го Прибалтийского фронта с исполнением должности командира дивизии. В 1946 году Бауыржан Момышулы стал слушателем Высшей ордена Суворова І стапени Военной академии им. К.Е.Ворошилова.

 

16 июня 1948 года Б.Момышулы был откомандирован в распоряжение Совета Министров Казахской ССР в связи с назначением Председателем Центрального Комитета Добровольного общества содействия армии «ДОСАРМ» Казахской ССР с оставлением в кадрах Вооруженных Сил.

 

В конце 1948 года полковник Момышулы зачислен в распоряжение Главкома сухопутных войск и являлся заместителем командира 49-й отдельной стрелковой бригады в Восточно-Сибирском военном округе. В 1950 году был старшим преподователем кафедры общей тактики и оперативного искусства Военной академии тыла и снабжения имени В.М.Молотова.в Калинине. Уволился из рядов Советской Армии в 1955 году по болезни.

 

Его боевые награды: Ордена Красного Знамени и Отечественной войны І степени, медали «За боевые заслуги», «За оборону Москвы», «За победу над Германией». Благодаря настойчивости Президента Н.А.Назарбаева, в 1990 году, перед самым последним днем существования Союза, был подписан указ о присвоении Бауыржану Момышулы звания Героя Советского Союза посмертно.

 

Бауыржан Момышулы вошел в литературу необычно. Впервые читатели познакомились с ним не как с создателем, а как с героем художественного произведения. Это была повесть Александра Бека «Волоколамское шоссе». Главным действующим лицом этой повести был офицер-панфиловец, герой обороны Москвы Бауыржан Момышулы. Александр Бек создал эту книгу по его рассказам и воспоминаниям. Пожалуй, наряду с "В окопах Сталинграда" В. Некрасова, это одна из лучших солдатских книг о Войне, показывающая Войну во всей её беспощадности, без прикрас.

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

Вот асы-лётчики - истребители всё же известны, а вот про асов-танкистов знают немногие. Наиболее результативным танкистом Красной Армии был Лавриненко Дмитрий Фёдорович14 октября 1914 года — 18 декабря 1941 года) — советский танковый ас, гвардии старший лейтенант, Герой Советского Союза.

 

Родился 14 октября 1914 года в станице Бесстрашная ныне Отрадненского района Краснодарского края в семье крестьянина. Русский. В 1931 году окончил школу крестьянской молодёжи в станице Вознесенской, затем учительские курсы в городе Армавир. Работал учителем в школе на хуторе Сладкий Армавирского района в 1931—1933 годах, статистиком главконторы совхоза в 1933—1934 годах, затем кассиром сберкассы в селе Новокубинское.

 

В 1934 году пошёл в армию добровольцем, был направлен в кавалерию. В мае 1938 года окончил Ульяновское бронетанковое училище. Принимал участие в походе на Западную Украину и в походе в Бессарабию.

 

В годы Великой Отечественной войны

В начале Великой Отечественной войны служил в должности командира взвода 15-й танковой дивизии 16-го мехкорпуса, дислоцировавшегося в городе Станислав, на территории Украины. Принимал участие в Приграничном сражении, его танк был повреждён.

 

В сентябре 1941 года прибыл во вновь формируемую 4-ю (с 11 ноября — 1-ю гвардейскую) танковую бригаду полковника Катукова. 6 октября во время боя в районе села Первый Воин танковая группа лейтенанта Лавриненко, состоявшая из четырех танков Т-34-76, атаковала немецкую колонну, уничтожив 15 танков противника, четыре из которых были на счету Лавриненко. К 11 октября Лавриненко уничтожил 7 танков.

 

С конца октября танковая бригада вела бои на волоколамском направлении. 7 ноября около села Лысцево его группа из трёх танков Т-34 и трёх танков БТ-7 вступила в бой с 18 немецкими танками, уничтожив 7 танков. Вскоре старший лейтенант Лавриненко провёл новый бой, уничтожив из засады немецкую танковую колонну вблизи шоссе, идущего на Шишкино. Его танк в упор расстрелял с фланга колонну из 18 танков, уничтожив 6 из них. 19 ноября у деревни Гусенево во встречном бою он уничтожил ещё семь танков.

 

Последний бой Лавриненко провёл 18 декабря на подступах к Волоколамску, у села Горюны. Атаковав прорвавшегося через наши позиции противника, он уничтожил свой 52-й немецкий танк. Уже после боя старший лейтенант Дмитрий Фёдорович Лавриненко был убит осколком мины. Похоронен на месте боя, около шоссе, между сёлами Покровское и Горюны. Позднее перезахоронен в братской могиле в деревне Деньково, Волоколамского района Московской области.

 

Члены экипажа Лавриненко

механик-водитель Пономаренко,

стрелок-радист Борзых,

заряжающий Федотов,

механик-водитель Бедный (погиб 18 ноября 1941), Шаров (погиб 18 ноября 1941 года)[3],

водитель Соломянников,

командир танка Фролов

 

За два с половиной месяца боёв он принял участие в 28 схватках и уничтожил 52 танка, став самым результативным танкистом в Красной Армии за всю Вторую мировую войну. Был трижды подбит. 22 декабря был награждён орденом Ленина. Приказом 1-й гвардейской танковой бригады 073 от 7 мая 1943 года зачислен посмертно в списки личного состава частей и подразделений бригады.

 

После войны известные военачальники маршал Катуков, генерал армии Лелюшенко добивались награждения Лавриненко. Указом Президента СССР от 5 мая 1990 года за мужество и героизм проявленные в боях с немецко-фашистскими захватчиками Лавриненко Дмитрию Фёдоровичу присвоено звание Героя Советского Союза посмертно. Родственникам Героя были вручены орден Ленина и медаль «Золотая Звезда» под № 11615.

 

Именем Лавриненко названа школа № 28 и улица в станице Бесстрашная, улицы в Волоколамске, Армавире и Краснодаре.

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

Девятаев Михаил Петрович

 

pD7V2cyGll.jpg

 

Девятаев Михаил Петрович - легендарный советский летчик; командир звена 104-го гвардейского истребительного авиационного полка (9-я гвардейская истребительная авиационная дивизия, 2-я воздушная армия, 1-й Украинский фронт), гвардии старший лейтенант.

 

Родился 8 июля 1917 года в посёлке Торбеево (ныне пгт в Мордовии) в семье крестьянина. Мордвин. Член КПСС с 1959 года. Был тринадцатым ребёнком в семье. Когда ему исполнилось 2 года, от тифа умер отец. В 1933 году окончил 7 классов средней школы и поехал в Казань, намереваясь поступить в авиационный техникум. Из-за недоразумения с документами ему пришлось учиться в речном техникуме, который он окончил в 1938 году. Одновременно учился в Казанском аэроклубе.

 

В 1938 году Свердловским райвоенкоматом города Казани Татарской АССР призван в Красную Армию. В 1940 году окончил Оренбургское военное авиационное училище лётчиков имени К.Е. Ворошилова. Направлен служить в город Торжок. Позже переведён в город Могилёв в 237-й истребительный авиационный полк (Западный особый военный округ).

 

Участник Великой Отечественной войны с 22 июня 1941 года. Уже на второй день на своём И-16 участвовал в воздушном бою. Боевой счёт открыл 24 июня, сбив под Минском пикирующий бомбардировщик Ju-87. Затем защищал небо Москвы. В одном из воздушных боёв в районе Тулы в паре с Я. Шнейером сбил Ju-88, но и его Як-1 получил повреждения. Девятаев совершил вынужденную посадку и оказался в госпитале. Недолечившись, сбежал на фронт в свой полк, который в то время базировался уже западнее Воронежа.

 

23 сентября 1941 года при возвращении с задания Девятаев был атакован «мессершмиттами». Одного из них сбил, но и сам получил ранение в левую ногу. После госпиталя врачебная комиссия определила его в тихоходную авиацию. Он служил в ночном бомбардировочном полку, затем в санитарной авиации. Только после встречи в мае 1944 года с А.И. Покрышкиным он вновь стал истребителем.

 

Командир звена 104-го гвардейского истребительного авиационного полка (9-я гвардейская истребительная авиационная дивизия, 2-я воздушная армия, 1-й Украинский фронт) гвардии старший лейтенант Девятаев М.П. в воздушных боях сбил 9 вражеских самолётов. Вечером 13 июля 1944 года вылетел в составе группы истребителей P-39 под командованием майора В. Боброва на отражение налёта вражеской авиации. В неравном воздушном бою в районе Львова был ранен в правую ногу, а его самолёт подожжён. В последний момент покинул падающий истребитель с парашютом. С тяжёлыми ожогами захвачен в плен.

 

Допрос следовал за допросом. Затем его на транспортном самолёте отправили в разведотдел абвера в Варшаву. Не добившись от Девятаева никаких ценных сведений, немцы отправили его Лодзинский лагерь для военнопленных. Позже переведён в лагерь Новый Кёнигсберг. Здесь, в лагере с группой товарищей Девятаев начал готовить побег. По ночам подручными средствами - ложками и мисками - они рыли подкоп, на листе железа оттаскивали землю и разбрасывали её под полом барака (барак стоял на сваях). Но когда до свободы уже оставалось несколько метров, подкоп обнаружила охрана. По доносу предателя организаторов побега схватили. После допросов и пыток их приговорили к смерти.

 

Девятаев с группой смертников был отправлен в Германию в лагерь смерти Заксенхаузен (под Берлином). Но ему повезло: в санитарном бараке парикмахер из числа заключённых заменил его бирку смертника на бирку штрафника (№ 104533), убитого охранниками учителя из Дарницы Григория Степановича Никитенко. В группе «топтунов» разнашивал обувь немецких фирм. Позже при помощи подпольщиков был переведён из штрафного барака в обычный. В конце октября 1944 года его в составе группы из 1500 заключённых отправили в лагерь на остров Узедом, где находился секретный полигон Пенемюнде, на котором испытывалось ракетное оружие. Так как полигон был секретным, для узников концлагеря был только один выход - через трубу крематория. В январе 1945 года, когда фронт подошёл к Висле, Девятаев вместе с заключёнными Иваном Кривоноговым, Владимиром Соколовым, Владимиром Немченко, Федором Адамовым, Иваном Олейником, Михаилом Емецом, Пётром Кутергиным, Николаем Урбановичем и Дмитрием Сердюковым начал готовить побег. Был разработан план угона самолёта с аэродрома, находившегося рядом с лагерем. Во время работ на аэродроме Девятаев украдкой изучал кабины немецких самолётов. С повреждённых самолётов, валявшихся вокруг аэродрома, снимались таблички от приборов. В лагере их переводили и изучали. Всем участникам побега Девятаев распределил обязанности: кто должен снять чехол с трубки Пито, кто убирать колодки от колёс шасси, кто снимать струбцины с рулей высоты и поворота, кто подкатывать тележку с аккумуляторами.

 

Побег был назначен на 8 февраля 1945 года. По пути на работу на аэродром заключённые, выбрав момент, убили конвоира. Чтобы немцы ничего не заподозрили, один их них одел его одежду и стал изображать конвоира. Таким образом удалось проникнуть на стоянку самолётов. Когда немецкие техники отправились на обед, группа Девятаева захватила бомбардировщик He-111H-22. Девятаев запустил двигатели и начал выруливать на старт. Чтобы немцы не увидели его полосатую арестантскую одежду, пришлось раздеться до гола. Но взлететь незамеченными не удалось - кто-то обнаружил тело убитого охранника и поднял тревогу. В сторону «хейнкеля» со всех сторон бежали немецкие солдаты. Девятаев начал разбег, но самолёт долго не мог взлететь (позже обнаружилось, что не были убраны посадочные щитки). При помощи товарищей Девятаев что есть силы тянул штурвал на себя. Только в конце полосы «хейнкель» оторвался от земли и на малой высоте пошёл над морем.

 

Опомнившись, немцы послали в погоню истребитель, но обнаружить беглецов ему не удалось. Девятаев летел, ориентируясь по солнцу. В районе линии фронта самолёт обстреляли наши зенитки. Пришлось идти на вынужденную. «Хейнкель» совершил посадку на брюхо южнее населённого пункта Голлин в расположении артиллерийской части 61-й армии.

 

Особисты не поверили, что заключённые концлагеря могли угнать самолёт. Беглецов подвергли жёсткой проверке, долгой и унизительной. Затем отправили в штрафные батальоны. В ноябре 1945 года Девятаев был уволен в запас. Его не брали на работу. В 1946 году, имея в кармане диплом капитана, с трудом устроился грузчиком в Казанском речном порту. 12 лет ему не доверяли. Он писал письма на имя Сталина, Маленкова, Берии, но всё без толку. Положение изменилось, только в конце 50 годов...

 

Указом Президиума Верховного Совета СССР от 15 августа 1957 года Девятаеву Михаилу Петровичу присвоено звание Героя Советского Союза с вручением ордена Ленина и медали "Золотая Звезда" (№ 11167).

 

В 1957 году отважный лётчик-истребитель стал одним из первых капитанов пассажирских судов на подводных крыльях «Ракета». Позже водил по Волге «Метеоры», был капитаном-наставником. Уйдя на пенсию, он активно участвовал в ветеранском движении, создал Фонд Девятаева, оказывал помощь тем, кто в ней особо нуждался.

 

Награждён орденом Ленина, 2 орденами Красного Знамени, орденами Отечественной войны 1-й и 2-й степеней, медалями. Почётный гражданин Республики Мордовия, городов Казани (Россия), Вольгаста и Циновичи (Германия).

 

Скончался 24 ноября 2002 года. Похоронен на аллее Героев Арского кладбища столицы Татарии - города Казани.

 

В селе Торбеево открыт музей Героя. В феврале 2010 года в Казани, на доме где жил Герой (ул. Сеченова, 5) открыта мемориальная доска.

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

germashev.jpg

Гермашев Иван Васильевич

Родился 24 ноября 1914 года в селе Вознесеновка Республики Калмыкия. В 1936 году окончил педагогическое училище, работал инструктором Калмыцкого обкома ВКП(Б).

В армию был призван в декабре 1941 года, после ускоренной первоначальной подготовки в апреле 1942 года прибыл на передовую. Принимал участие в Сталинградской битве.

В 1944 году в боях за Белоруссию проявил особое мужество и героизм. При подготовке прорыва немецкой обороны в районе деревне Колосы Гомельской области старший лейтенант Гермашев в составе взвода боевого охранения 30-го стрелкового полка 102 стрелковой дивизии в течении двух суток под постоянным огнем выявлял огневые точки противника на переднем крае. В момент артподготовки взвод И.В. Гермашева захватил первую траншею немецкой обороны, обеспечив успешное наступление не своем участке. При этом были уничтожены три укрепленные огневые точки противника. В критический момент боя Иван Васильевич заменил раненого командира роты и возглавил отражение танковой контратаки немцев.

28 августа 1944 г. И.В.Гермашеву было присвоено звание Героя Советского Союза. За боевые заслуги также был награжден орденами Ленина, Красной Звезды, медалями.

После войны Иван Васильевич работал в астраханской милиции, с 1958 года возглавлял Отдел охраны общественного порядка. В отставку подполковник Гермашев вышел в 1964 году.

Скончался 15 августа 1979 года.

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

zibrov.jpg

Зибров Иван Никифорович

Родился 27 октября 1917 года в селе Тамбовка Харабалинского района Астраханской области. Окончил Кооперативный техникум в Астрахани. В ряды Красной Армии был призван в 1939 году. Служил в войсках связи.

Рапорт об отправке на фронт подал в первые же дни войны, в августе 1941 года уже принимал участие в боевых действиях. Воевал под Воронежем и Курском в составе роты связи 574-го стрелкового полка.

И.Н. Зибров особо отличился при форсировании Днепра. 28 сентября 1943 года командир отделения связи сержант Зибров со своими бойцами одним из первых переправился через реку в районе села Глебовка (Киевская область). Отделение проложило кабельную линию от подразделений к штабу полка, во время всей операции обеспечивало связь, десятки раз под огнем противника выдвигаясь для исправления повреждений на линии. В остальное время бойцы отделения в месте с другими занимающими оборону частями принимали участие в отражении контратак противника.

17 октября 1943 года за мужество и героизм сержанту Зиброву присвоено звание Героя Советского Союза.

После окончания войны Иван Никифорович продолжил службу, в 1945 году окончил Муромское военное училище связи и несколько лет работал работал в нём преподавателем. В 1952 году вышел в запас и переехал в Астрахань, где работал в Отделе вневедомственной охраны при ОВД Ленинского района. После выхода на пенсию продолжил работу в ОВО в должности контролера КПП.

За боевые заслуги и добросовестный труд получил множество наград, в том числе ордена Ленина, Отечественной войны I степени, 2 орденами Красной Звезды, различные медали.

Скончался 21 ноября 2002 года. На доме № 5 по улице Победы, где проживал Герой, в память о нём в ноябре 2003 года установлена мемориальная плита.

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

Создатель танка Т-34 Михаил Ильич Кошкин не дожил до начала Войны, он умер, простудившись на испытаниях своего танка, но кто знает, как бы сложился ход войны, если бы не созданный им танк, ради которого он отдал свою жизнь.

Родился 21 ноября (3 декабря) 1898 года в селе Брынчаги Угличского уезда Ярославской губернии, ныне Переславского района Ярославской области. Семья жила бедно, земли у семьи было мало и отец вынужден был заниматься отхожими промыслами. В 1905 году, работая на лесозаготовках, он надорвался и умер, оставив жену, вынужденную пойти батрачить, и троих малолетних детей. Михаил окончил церковно-приходскую школу. С 1909 по 1917 год работал на кондитерской фабрике в Москве.

 

С февраля 1917 года служил в армии рядовым. Весной в составе 58-го пехотного полка был отправлен на Западный фронт, в августе был ранен. Лечился в Москве, получил отпуск и в конце 1917 года был демобилизован. 15 апреля 1918 года поступил добровольцем в сформированный в Москве железнодорожный отряд Красной Армии. Участвовал в боях под Царицыном. В 1919 году переведён в Петроград в 3-й железнодорожный батальон, который перебрасывается на Северный фронт против английских интервентов, принимает участие во взятии Архангельска. По дороге на Польский фронт заболел тифом и был снят с эшелона. После выздоровления направлен в 3-ю железнодорожную бригаду, участвовал в боях против Врангеля на Южном фронте.

 

С 1919 по 1920 год — политработник.

 

В 1929 году по личному распоряжению С. М. Кирова как инициативный работник, в числе «парттысячников», зачислен в Ленинградский политехнический институт (кафедра «Автомобили и тракторы»); производственную практику проходил на Горьковском автозаводе, а преддипломную — в опытно-конструкторском отделе одного из Ленинградских заводов.

 

После окончания вуза в 1934 году 2,5 года трудился в танковом КБ Ленинградского завода им. С. М. Кирова. С должности рядового конструктора быстро дошёл до заместителя начальника КБ. За участие в создании среднего танка с противоснарядным бронированием Т-46-5 (Т-111) получил орден Красной Звезды. Участвовал также в создании танка Т-29.

 

С декабря 1936 года Кошкин возглавляет Конструкторское бюро Харьковского паровозостроительного завода. В это время в КБ сложилась критическая кадровая ситуация: предыдущий начальник КБ А. О. Фирсов арестован «за вредительство», конструкторов допрашивают, КБ разделено на два направления: с лета 1937 года одна часть сотрудников занимается опытно-конструкторскими работами (14 тем), другая обеспечивает текущее серийное производство.

 

Первый проект, созданный под руководством Кошкина, танк БТ-9, был отклонён осенью 1937 года по причине грубых конструктивных ошибок и несоответствия требованиям задания. 13 октября 1937 года Автобронетанковое управление РККА (АБТУ) выдало заводу № 183 (бывший ХПЗ) тактико-технические требования на новый танк под индексом БТ-20.

 

По причине слабости КБ завода № 183, на предприятии для работ по новому танку было создано отдельное конструкторское бюро, независимое от КБ Кошкина. В состав КБ вошёл ряд инженеров КБ завода № 183 (в том числе А. А. Морозов), а также около сорока выпускников Военной академии механизации и моторизации (ВАММ). Руководство КБ было поручено адъюнкту ВАММ Адольфу Дику. Разработка идёт в сложных условиях: на заводе продолжаются аресты.

 

Кошкин в этом хаосе продолжает развивать своё направление — чертежи, над которыми работает костяк фирсовского конструкторского бюро (КБ-24), должны лечь в основу будущего танка.

 

Конструкторским бюро под руководством А. Дика был разработан технический проект танка БТ-20, но с опозданием на полтора месяца. Данная задержка повлекла за собой анонимный донос на руководителя КБ, в результате которого Дик был арестован, обвинён в срыве правительственного задания и осуждён на 20 лет лагерей. Вклад А. Дика, недолго занимавшегося в КБ вопросами подвижности танка, в создание будущего танка Т-34 заключался в важной для ходовой части идее установки на борт ещё одного опорного катка и наклонного расположения пружин подвески.

Конструкторское бюро было реорганизовано, в это нервозное время его руководителем стал Кошкин. В марте 1938 года проект танка был утверждён. Однако к этому моменту у военного руководства страны возникли сомнения в правильности выбранного типа движителя для танка. 28 апреля 1938 года Кошкин в Москве на совещании Народного Комиссариата обороны (НКО) добивается разрешения изготовить и испытать два новых танка — колёсно-гусеничный (как и предполагалось изначальным заданием) и чисто гусеничный. Они несколько отличаются от бортов танка БТ-ИС Н. Ф. Цыганова. В середине — конце лета 1939 года в Харькове новые образцы танков прошли испытание. Комиссия заключила, что «по прочности и надёжности опытные танки А-20 и А-32 выше всех выпускаемых ранее… выполнены хорошо и пригодны для эксплуатации в войсках», однако отдать предпочтение одному из них она не смогла. Большую тактическую подвижность в условиях пересечённой местности во время боёв Советско-финской войны 1939—1940 годов показал гусеничный танк А-32. В короткие сроки была проведена его доработка: утолщёна до 45 мм броня и установлена 76-миллиметровая пушка и другое — так появился Т-34.

 

Два опытных Т-34 были изготовлены и переданы на войсковые испытания 10 февраля 1940 года, подтвердившие их высокие технические и боевые качества. В начале марта 1940 года Кошкин отправляется с ними из Харькова в Москву «своим ходом». В условиях начавшейся весенней распутицы, при сильной изношенности танков предшествующими пробеговыми испытаниями (около 3000 км), начавшийся пробег несколько раз был на грани провала. 17 марта 1940 года на Ивановской площади Кремля танки были продемонстрированы представителям правительства. Некоторые из высокопоставленных военных (например, маршал Кулик) выступили с резкой критикой танка, но в дело вмешался Сталин, не давший "зарубить" этот проект. Испытания в Подмосковье и на Карельском перешейке завершились успешно. Т-34 был рекомендован для немедленной постановки на производство. К сожалению, с этим было затянуто, и "доводить" танк пришлось уже в условиях войны.

 

Сам Кошкин дорого заплатил за этот успех — простуда и переутомление привели к заболеванию пневмонией, но Михаил Ильич продолжал активно руководить доработкой танка, пока не произошло обострение заболевания и не пришлось удалить одно лёгкое. Конструктор скончался 26 сентября 1940 года в санатории «Занки» под Харьковом, где проходил реабилитационный курс лечения. Похоронен в Харькове. В отличии от авиационных конструкторов, Кошкин мало кому известен, но каждый Т-34 на постаменте - это по-сути памятник и его создателю, а лучшей похвалой конструктору могут быть такие слова ветерана: "...Ведь я был на Т-34, против которого немецкие машины были говно".

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

Алексей Петрович Маресьев

( 20.05.1916 года [Камышин]- 18.05.2001 года [Москва])

летчик, полковник (1978), Герой Советского Союза (1943), кандидат исторических наук (1956).

c263ff982ff7.jpg

 

В Сов. Армии с 1937. Окончил Батайскую военно-авиац. школу (1940), Высшую парт, школу при ЦК КПСС (1952) и аспирантуру Академии обществ, наук при ЦК КПСС (1956). До службы в армии работал токарем, участник стр-ва Комсомольска-на-Амуре. В Великую Отечеств, войну был ком-ром звена истр. авиац. полка, пом. ком-ра и штурманом полка. С начала войны участвовал в боях на Сев.-Зап. фронте, сбил 4 самолёта пр-ка. В марте 1942 в возд. бою в р-не Демянского плацдарма (Новгородская обл.) самолёт М. был подбит; М., тяжело раненный, совершил посадку повреждённого истребителя в тылу противника и 18 суток ползком пробирался к фронту. После ампутации голеней обеих ног, проявив необычайное упорство и силу воли, освоил протезы и в результате настойчивых тренировок вновь смог управлять боевым самолётом. По лич. просьбе был направлен в действующую армию и с июня 1943 участвовал в боях в составе истр. авиац. полка на Курской дуге и в Прибалтике; сбил ещё 7 самолётов противника. Всего в годы войны Маресьев совершил 86 боевых вылетов. За успешное выполнение боевых задач и проявленные при этом героизм и мужество ему было присвоено звание Героя Сов. Союза. В июне 1944 назначен инспекторомлётчиком в Управление высших учеб, заведений ВВС. С июля 1946 в отставке. С сент. 1956 ответств. секретарь Сов. комитета ветеранов войны. Подвиг Маресьева описан в книге Б. Полевого «Повесть о настоящем человеке». Награждён орденом Ленина, орденом Октябрьской Революции, орденами Красного Знамени, Трудового Красного Знамени, Дружбы Народов, Красной Звезды и медалями.

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

Лётчик-истребитель, после ВОВ - испытатель АМЕТ-ХАН СУЛТАН родился в городе Алупке ныне Ялтинского горсовета республики Крым в семье рабочего.

fe6420707bd0.jpg

 

Отец — лакец (родом из аула Цовкра в Дагестане), мать — крымская татарка (по некоторым сведениям, ей удалось избежать депортации благодаря заступничеству командования Воздушной Армии, в которой воевал её сын). В 1937 году окончил 7 классов и поступил в железнодорожное училище в Симферополе. После окончания учёбы работал слесарем в железнодорожном депо в Симферополе. Одновременно учился в аэроклубе, который успешно окончил в 1938 году.

 

В РККА с февраля 1939 года. В 1940 году, по окончании 1-й Качинской Краснознамённой военной авиационной школы имени А. Ф. Мясникова, в звании младшего лейтенанта, направлен в 4-й истребительный авиационный полк (Одесский военный округ), дислоцировавшийся под Кишинёвом. Летал на самолётах И-15 и И-153. Встретил войну в Молдавии.

 

Уже 22 июня 1941 года младший лётчик 4-го истребительного авиационного полка Амет-Хан Султан выполнил несколько боевых вылетов на истребителе И-153 на разведку и штурмовку наступающего врага. Осенью 1941 года прикрывает небо Ростова-на-Дону. Зимой 1942 года полк переучивается на «харрикейны».

 

С марта 1942 года 4-й истребительный авиационный полк находится в составе ПВО города Ярославля. Здесь Амет-Хан Султан одержал свою первую воздушную победу. 31 мая 1942 года, израсходовав в атаках весь боезапас, он таранил вражеский бомбардировщик «Юнкерс-88», ударив его левой плоскостью снизу. При ударе «харрикейн» Амет-Хана застрял в загоревшемся «юнкерсе». Лётчику удалось выбраться из кабины своего самолёта и воспользоваться парашютом. Спустя несколько дней Амет-Хана пригласили в Ярославль, где городской комитет обороны наградил его именными часами и почётной грамотой при большом стечении народа на Советской площади, на которой был выставлен для всеобщего обозрения «юнкерс». Позже за подвиг, совершённый в небе над Ярославлем, лётчик был награждён орденом Ленина.

 

Летом 1942 года Амет-Хан воюет под Воронежем на самолёте Як-1, а с августа 1942 года на самолёте Як-7Б участвует в Сталинградской битве. Здесь он зарекомендовал себя как признанный ас и был включён в состав 9-го гвардейского истребительного авиационного полка, своеобразной сборной советских лётчиков, созданной для противодействия немецким асам. В состав этой группы, кроме него, вошли признанные асы: будущие дважды Герои Советского Союза Владимир Лавриненков, Алексей Рязанов, Иван Степаненко и будущие Герои Советского Союза Иван Борисов и Борис Ерёмин. Под Сталинградом Амет-Хан был сбит и второй раз спасся с помощью парашюта.

 

В октябре 1942 года Амет-Хан Султан становится командиром 3-й авиаэскадрильи 9-го ГИАП, в составе которого он воевал до конца войны.

 

После переучивания на «Аэрокобру» он участвует в освобождении Ростова-на-Дону, в ожесточённых воздушных боях на Кубани, в освобождении Таганрога, Мелитополя, Крыма. В январе 1944 года в паре со своим ведомым, Героем Советского Союза Иваном Борисовым, Амет-Хан принудил к посадке на свой аэродром немецкий связной самолёт «Шторх». После краткого знакомства с кабиной незнакомой для него машины, он совершил на ней самостоятельный полёт. После отдыха летом 1944 года и перехода на новый истребитель Ла-7, Амет-Хан воюет в Восточной Пруссии, участвует во взятии Берлина.

 

Последний свой воздушный бой гвардии майор Амет-Хан Султан провёл 29 апреля 1945 года над находящимся в черте Берлина аэродромом «Темпельхоф», сбив «Фокке-Вульф 190».

 

Всего за время войны Амет-Хан Султан совершил 603 боевых вылета (из них 70 — на штурмовку живой силы и техники противника), провёл 150 воздушных боёв, в которых сбил лично 30 и в составе группы 19 самолётов противника.

 

Звание Героя Советского Союза с вручением ордена Ленина и медали «Золотая Звезда» (№ 1136) командиру эскадрильи 9-го Одесского Краснознамённого гвардейского истребительного авиационного полка капитану Амет-Хану Султану присвоено 24 августа 1943 года. Второй медалью «Золотая Звезда» помощник командира по воздушно-стрелковой службе того же полка (1-я воздушная армия) гвардии майор Амет-Хан Султан награждён 26 июля 1945 года.

 

После окончания войны по распоряжению Верховного Главнокомандующего все лётчики-асы были направлены на учёбу в академии. С августа 1945 года Амет-Хан — слушатель Военно-воздушной академии в Монино. Учёба шла очень трудно, давал знать о себе недостаток образования (по некоторым данным). И в начале 1946 года лётчик подаёт рапорт, в котором пишет: «Трезво взвешивая уровень своих знаний, не вижу возможности дальнейшей учёбы. Поэтому прошу отчислить меня, так как не уверен, что выдержу пять лет учёбы в академии». Его рапорт был удовлетворён, и в апреле 1946 года подполковник Амет-Хан Султан был уволен в запас.

 

Однако лётчик не мог жить без неба и поэтому всеми силами стремился вернуться к лётной профессии. Долгое время это ему не удавалось. Возможно, виной всему была его национальность (в анкетах он указывал, что он — крымский татарин), так как в то время крымские татары были обвинены в пособничестве гитлеровцам и выселены из родных мест. Но благодаря поддержке и помощи боевых друзей в феврале 1947 года Амет-Хан Султан становится лётчиком-испытателем Лётно-исследовательского института в Жуковском, в Московской Области. В 1956 году вместе с рядом бывших партийных и советских работников Крымской АССР Амет-Хан Султан подписал письмо с просьбой о реабилитации крымских татар, направленное в ЦК КПУ.

 

За короткий срок он выдвинулся в число лучших испытателей. В 1949 году ему присвоен третий класс лётчика-испытателя, в январе 1950 года — второй класс, а уже в сентябре 1952 года Амет-Хан Султан становится лётчиком-испытателем 1-го класса. Он с успехом выполняет самые различные испытания.

 

В июне 1949 года совместно с И. Шелестом на самолёте Ту-2 проводит первую в стране полностью автоматическую дозаправку в воздухе.

 

В конце 1949 года Я. И. Верников и Амет-Хан Султан выполняют первый полёт на опытном всепогодном двухместном истребителе-перехватчике ОКБ А. И. Микояна И-320 («Р-2») и в 1949—1950 годах проводят его заводские испытания.

 

В 1951—1953 годах Амет-Ханом совместно с С. Н. Анохиным, Ф. И. Бурцевым и В. Г. Павловым были проведены полные испытания пилотируемого аналога самолёта-снаряда КС («Комета-3»). Самолёт-аналог (его называли К) был предназначен для отработки самолёта-снаряда КС типа «воздух-корабль» в пилотируемом режиме. Аналог подвешивался под самолёт Ту-4КС, самолёт-носитель набирал 3000 метров, после чего отцеплял самолёт-аналог. Уже в свободном падении автоматика включала двигатель, и самолёт-снаряд летел на цель. В ходе испытаний по этой теме Амет-Хан выполнил первый полёт К с земли (4 января 1951 года), первый старт с самолёта-носителя (в мае 1951 года) и большое количество полётов с отцепкой от самолёта-носителя. После одной отцепки двигатель самолёта-снаряда сразу не запустился и только благодаря выдержке Амет-Хана, не покинувшего машину, а продолжавшего попытки запуска двигателя (которые увенчались успехом лишь у самой земли), опытная машина была спасена. За проведение этих испытаний Амет-Хану Султану в 1953 году была присуждена Сталинская премия 2-й степени.

 

Множество полётов были выполнены Амет-Ханом для отработки систем катапультирования из различных самолётов. 12 ноября 1958 года, во время испытаний катапультного кресла для самолётов Су-7 и Су-9 парашютистом-испытателем В. И. Головиным, на самолёте МиГ-15УТИ произошёл взрыв порохового патрона стреляющего механизма катапульты. Был пробит топливный бак самолёта, обе кабины были залиты горючим, возникла угроза пожара. В. И. Головин не мог покинуть самолёт из-за деформации катапультного кресла. В этой ситуации Амет-Хан Султан принял решение сажать самолёт. Посадка была выполнена безукоризненно и жизнь товарища была спасена.

 

23 сентября 1961 года Амет-Хану Султану было присвоено звание «Заслуженный лётчик-испытатель СССР» (номер знака — 38). За время лётной работы он освоил около 100 типов летательных аппаратов, его налёт составил 4237 часов.

 

Жил прославленный лётчик в городе Жуковский Московской области.

 

1 февраля 1971 года Амет-Хан Султан погиб при выполнении испытательного полёта на летающей лаборатории Ту-16, предназначенной для испытания нового реактивного двигателя. Похоронен в Москве на Новодевичьем кладбище.

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

Так называемый "Русский Корпус" в основном использовался для борьбы с партизанами Тито, то есть помогали немцам и хорватам резать православных сербов. Отдельные части корпуса были разбросаны по всей Югославии, занимаясь охраной заводов, шахт и железных дорог от партизан. С четниками Драголюба Михайловича корпус в основном поддерживал нейтральные отношения. В 1944 г. немцы приказали корпусу прикрывать их отход из Греции. В это время корпус участвовал в боях не только с партизанами, но и с регулярными частями Красной Армии и её новыми румынскими и болгарскими союзниками. Зимой 1944—1945 после создания Русской освободительной армии руководство Корпуса встретилось с генералом Власовым, и они договорились о включении корпуса в состав РОА. В это время корпус отступал в Словению.

30 апреля 1945 года Русский корпус возглавил полковник Анатолий Иванович Рогожин. Рогожин вывел корпус в Австрию, где он сдался британским войскам 12 мая 1945. Советские власти хотели, чтобы британцы выдали им пленных корпуса, так же, как и казаков Казачьего стана. Однако британские власти не выдали их, так как большинство служивших в корпусе никогда не были советскими гражданами. В общем - прихвостни Рейха. Бадучи славянами, служили тем, кто славян считал людьми второго сорта.

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

вот и мне интересно стало, какое отношение эти выродки имеют к теме "герои ВОВ".

сегодня в аифе веселую раскладку поместили про разных других гитлеровских прихвостней и официальных собзников. особо повеселила дивизия СС, не вспомню уже названия, дезертировавшая в полном составе после получения первого жалования.

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты
Тема " Герои ВОВ"

а вовсе не изменники, служившие немцам, и тем более не военные преступники, как командир

Русская освободительная народная армия (РОНА),

Бронислав Каминский, чья жестокость удивляла даже немцев. Вообще-то РОНА называлась 29-я "Русская" дивизия СС, состояла в основном из украинских добровольцев, в 1944 году была переведена в Польшу, где удивила даже немцев новыми жестокостями. Например, только 5 августа 1944 года её головорезы расстреляли свыше 10000 польских мирных жителей (по другим сведениям - 15000). Впоследствии её командир, садист Каминский был убит немцами (надоел им этот отморозок), РОНА была расформирована, часть эсесовцев передали Власову (который не хотел их брать), часть передали в 30-ю "Белорусскую" дивизию СС. См. книгу Х. Хёне "Чёрный Орден".

Если есть желание - начните Тему "Герои Третьего Рейха", только там уместнее будут Витман, Рудель и Эрик Хартман, а не предатели своих народов. Для них подошла бы Тема типа "Коллаборационисты". А эту Тему нашим Модераторам почистить не помешало бы.

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты
Тема " Герои ВОВ" , а не " Герои РККА", так что все в тему

Вели́кая Оте́чественная война́(1941—1945) — война Советского Союза против нацистской Германии и её европейских союзников (Болгарии, Венгрии, Италии, Румынии, Словакии, Хорватии, Испании), решающая часть Второй мировой войны. То есть война нацистской Германии и её союзников и примкнувших к ней изменников против СССР - это вовсе не ВОВ. Вроде, немцы сейчас называют ту войну "Великая Война", но уж никак не "Отечественная". Так что несите ваших служителей "Тысячелетнего Рейха" в другую Тему, предварительно создав её.

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

Лётчик-Штурмовик, Дважды Герой Советского Союза, казах

Талгат Якубекович Бегельдинов (Талгат Жакыпбекович Бигельдинов)родился в 1922 году в ауле Май-Балык , детство и юность провёл в Пишпеке где шестнадцатилетним юношей поступил в аэроклуб.

 

В 1940 году поступил в Саратовскую военную школу пилотов, затем переведён в Оренбургскую военную авиационную школу пилотов, которую окончил в 1942 году.

 

На фронтах Великой Отечественной войны с января 1943 года. Сражался на самолёте Ил-2. Летал в эскадрилье Героя Советского Союза С. П. Пошивальникова. Вскоре стал его заместителем.

 

26 октября 1944 года гвардии старшему лейтенанту Бегельдинову Талгату Якубековичу за отвагу и боевое мастерство, проявленные при освобождении городов Знаменка, Кировоград, за лично сбитые в воздушных боях 4 вражеских самолета присвоено звание Героя Советского Союза.

 

Осенью 1944 года гвардии капитан Бегельдинов — командир эскадрильи 144-го гвардейского штурмового авиационного полка (9-я гвардейская штурмовая авиационная дивизия, 1-й гвардейский штурмовой авиационный корпус, 2-я воздушная армия, 1-й Украинский фронт).

 

Второй медали «Золотая Звезда» гвардии капитан Бегельдинов Талгат Якубекович удостоен 27 июня 1945 года за умелое руководство эскадрильей и боевые подвиги при штурмовки скопления войск и техники противника в боях за города Краков, Оппельн (ныне Ополе), Катовице, Бреслау (ныне Вроцлав) и Берлин.

 

За два года войны Т. Я. Бегельдинов совершил 305 боевых вылетов на штурмовку наземных войск противника, в воздушных боях сбил 7 самолётов. Сам был сбит. Его уже считали погибшим. Оказалось, что, возвращаясь с задания, наши пилоты встретились с группой фашистских бомбардировщиков в сопровождении истребителей.

 

«Мессершмиттов» было девятнадцать. Талгат удачно ускользнул, выскочив вперед. Но вскоре почувствовал неладное со своим самолетом.

 

Как назло, тут же появились еще два «мессершмитта». Считая, что бороться с ними на неисправной машине невозможно, Бегельдинов стал маневрировать. Но истребители взяли его в тиски и начали расстреливать машину. Вскоре задымил мотор.

 

Бегельдинов со своим стрелком Яковенко спрыгнули, но самое неприятное — оба они получили серьезные телесные повреждения. Так они оказались в тылу врага. Лишь через 15 дней, после мучительных испытаний и невзгод, потеряв Яковенко, Бегельдинов вернулся к своим.

 

Наступила весна 1943 года. Бои шли под Старой Руссой. Девятка наших штурмовиков прорвалась сквозь заслон из 60 фашистских самолетов. Долетев до основной цели, начали штурмовку мощных оборонительных позиций противника. При выходе из атаки их снова встретили самолеты противника. «Мессершмитт» атаковал Ил-2 Бегельдинова, но он в жестокой схватке сбил его. Однако получил повреждение и его самолет. Проявив мастерство, Бегельдинов дотянул машину до аэродрома назначения.

 

Высоко оценив подвиг и умелые действия Бегельдинова, его командир авиадивизии Герой Советского Союза полковник Н. Каманин сказал: «Это первый в истории моей дивизии бой штурмовика с истребителем с таким отрадным исходом».

 

В одном из воздушных боев Бегельдинов сбил фашистский истребитель, летчик которого пиратствовал в Бельгии и во Франции. Фашист думал, что «ил» будет легкой добычей, но просчитался. Это был для него последний бой. Его самолет сел на нашей территории. Пленный гитлеровец на допросах ни за что не хотел верить, что его сбил молодой казах.

 

 

Участник Парада Победы 24 июня 1945 года.

 

После войны, в 1950 году окончил Военно-воздушную академию и до 1956 года продолжал службу в Военно-Воздушных силах СССР. С 1957 по 1970 год — на работе в гражданской авиации. В 1968 году Т. Я. Бегельдинов заочно окончил Московский инженерно-строительный институт, после чего работал на руководящих должностях в системе Госстроя Казахской ССР. Дважды избирался депутатом Верховного Совета СССР.

 

В настоящее время является президентом Международного благотворительного фонда, оказывающего помощь инвалидам Великой Отечественной войны и детям-сиротам.

 

Почётный курсант Оренбургского высшего военно-авиационного училища лётчиков имени И. С. Полбина. Бронзовый бюст дважды Героя Советского Союза Т. Я. Бегельдинова установлен в г. Фрунзе (ныне Бишкек) и в г. Кокшетау Акмолинской области Республики Казахстан на Аллее славы. В г. Актюбинске Военный институт Сил воздушной обороны имени дважды Героя Советского Союза Т. Я. Бегельдинова Республики Казахстан.

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

Зоя Анатольевна Космодемьянская (8 сентября 1923, Осино-Гай — 29 ноября 1941, Петрищево) — партизанка, красноармеец диверсионно-разведывательной группы штаба Западного фронта. Первая женщина, удостоенная звания Герой Советского Союза (посмертно) во время Великой Отечественной войны. Стала символом героизма советских людей в Великой Отечественной войне.

 

Зоя Анатольевна Космодемьянская родилась 8 сентября 1923 года в селе Осино-Гай (село в различных источниках именуется также как "Осинов Гай" или "Осиновые гаи", что означает "осиновый лес") Гавриловского района Тамбовской области, в семье потомственных местных священников.

 

Дед Зои, священник Знаменской церкви села Осино-Гай Пётр Иоаннович Козьмодемьянский, был схвачен большевиками в ночь на 27 августа 1918 года и после жестоких истязаний утоплен в Сосулинском пруду. Труп его был обнаружен лишь весной 1919 года, священник был похоронен рядом с церковью, которая была закрыта коммунистами, несмотря на жалобы верующих и их письма во ВЦИК в 1927 году.

 

Отец Зои Анатолий учился в духовной семинарии, но не окончил её; женился на местной учительнице Любови Чуриковой.

 

В 1929 году семья оказалась в Сибири. По некоторым утверждениям, они были сосланы за выступление А. Козьмодемьянского против раскулачиваний, но, по свидетельству самой Любови Космодемьянской, опубликованному в 1986 году, бежали в Сибирь, спасаясь от доноса. Как видим, семья была опальная.В течение года семья жила в селе Шиткино на Бирюсе, однако затем сумела переехать в Москву — возможно, благодаря хлопотам сестры Л. Космодемьянской, служившей в Наркомпросе.

 

Отец Зои — Анатолий Козьмодемьянский — умер в 1933 году после операции на кишечнике, и дети (Зоя и её младший брат Александр) остались на воспитании матери.

Вот такое происхождение...

В школе Зоя училась хорошо, особенно увлекалась историей и литературой, мечтала поступить в Литературный институт. Однако, отношения с одноклассниками не всегда складывались самым лучшим образом — в 1938 году её избрали комсомольским групоргом, но потом не переизбрали. В результате у Зои развилась «нервная болезнь». По свидетельству Любови Космодемьянской

"Зоя болела нервным заболеванием с 1939 г., когда переходила из 8-го в 9-й класс… У неё… было нервное заболевание по той причине, что её ребята не понимали. Ей не нравилось непостоянство подруг: как иногда бывает, — сегодня девочка поделится своими секретами с одной подругой, завтра — с другой, эти поделятся с другими девочками и т. д. Зоя не любила этого и часто сидела одна. Но она переживала всё это, говорила, что она одинокий человек, что не может подобрать себе подругу".

 

В 1940 году она перенесла острый менингит, после которого проходила реабилитацию (зимой 1940 года) в санатории по нервным болезням в Сокольниках, где подружилась с лежавшим там же писателем Аркадием Гайдаром. В том же году окончила 9 классов средней школы № 201, несмотря на большое количество пропущенных по болезни занятий.

 

М. Горинов заключает:

"В приведённых воспоминаниях и документах Зоя Космодемьянская предстает перед нами натурой сложной, утонченной, романтически-возвышенной, болезненно реагирующей на несовершенство мира, его несоответствие высоким идеалам. Разрыв между мечтой и действительностью переживается ею необычайно остро, приводит девочку к отчуждению от окружающих, одиночеству, нервному срыву. Через год к этому добавляется тяжелейшая болезнь. Однако Зоя находит в себе душевные и физические силы вынести мучительный курс лечения, преодолеть болезнь, догнать в учёбе одноклассников".

 

31 октября 1941 года Зоя, в числе 2000 комсомольцев-добровольцев, явилась к месту сбора в кинотеатре «Колизей» и оттуда была доставлена в диверсионную школу, став бойцом разведывательно-диверсионной части, официально носившей название «партизанской части 9903 штаба Западного фронта». После короткого обучения Зоя в составе группы была 4 ноября переброшена в район Волоколамска, где группа успешно справилась с заданием (минирование дороги).

 

17 ноября вышел Приказ ВГК № 428, предписывавший лишить «германскую армию возможности располагаться в сёлах и городах, выгнать немецких захватчиков из всех населённых пунктов на холод в поле, выкурить их из всех помещений и тёплых убежищ и заставить мёрзнуть под открытым небом», с каковой целью «разрушать и сжигать дотла все населённые пункты в тылу немецких войск на расстоянии 40—60 км в глубину от переднего края и на 20—30 км вправо и влево от дорог».

 

Во исполнение этого приказа, 18 (по другим сведениям — 20) ноября командиры диверсионных групп части № 9903 П. С. Проворов (в его группу вошла Зоя) и Б. С. Крайнев получили задание сжечь в течение 5—7 дней 10 населённых пунктов, в их числе деревню Петрищево (Рузский район Московской области). Участники групп имели по 3 бутылки с зажигательной смесью, пистолет (у Зои это был наган), сухой паёк на 5 дней и бутылку водки. Выйдя на задание вместе, обе группы (по 10 человек в каждой) попали под обстрел у деревни Головково (10 км от Петрищева), понесли тяжёлые потери и частично рассеялись; их остатки объединились под командованием Бориса Крайнева.

 

27 ноября в 2 часа утра Борис Крайнев, Василий Клубков и Зоя Космодемьянская подожгли в Петрищеве три дома (жителей Кареловой, Солнцева и Смирнова), в которых располагались уже не эти жители, а выгнавшие их немецкие офицеры и солдаты; при этом у немцев погибли 20 лошадей.

 

О дальнейшем известно, что Крайнев не дождался Зои и Клубкова в условленном месте встречи и ушёл, благополучно вернувшись к своим; Клубков был схвачен немцами; Зоя, разминувшись с товарищами и оставшись одна, решила вернуться в Петрищево и продолжить поджоги. Однако и немцы, и местные жители уже были настороже, причём немцы создали охрану из нескольких петрищевских предателей , которым было поручено следить за появлением диверсантов.

С наступлением вечера 28 ноября, при попытке поджечь сарай С. А. Свиридова (одного из назначенных немцами стражников), Космодемьянская была замечена хозяином. Вызванные последним квартировавшие немцы схватили девушку (около 7 часов вечера). Свиридов за это был награждён бутылкой водки (впоследствии приговорён судом к расстрелу). На допросе она назвалась Таней и не сказала ничего определённого. Раздев догола, её пороли ремнями, затем приставленный к ней часовой на протяжении 4 часов водил её босой, в одном белье, по улице на морозе. К истязаниям Космодемьянской пытались присоединиться также местные жительницы Солина и Смирнова (погорелица), желавшие выслужиться перед немцами, бросившие в Космодемьянскую котелок с помоями (Солина и Смирнова впоследствии были приговорены к расстрелу).

 

В 10:30 следующего утра, Космодемьянскую вывели на улицу, где уже была сооружена виселица; на грудь ей повесили табличку с надписью «Поджигатель». Когда Космодемьянскую подвели к виселице, Смирнова ударила её по ногам палкой, крикнув:«Кому ты навредила? Мой дом сожгла, а немцам ничего не сделала…».

 

Саму казнь одна из свидетельниц описывает следующим образом:

 

До самой виселицы вели её под руки. Шла ровно, с поднятой головой, молча, гордо. Довели до виселицы. Вокруг виселицы было много немцев и гражданских. Подвели к виселице, скомандовали расширить круг вокруг виселицы и стали её фотографировать… При ней была сумка с бутылками. Она крикнула: «Граждане! Вы не стойте, не смотрите, а надо помогать воевать! Эта моя смерть — это моё достижение». После этого один офицер замахнулся, а другие закричали на неё. Затем она сказала: «Товарищи, победа будет за нами. Немецкие солдаты, пока не поздно, сдавайтесь в плен». Офицер злобно заорал: «Русь!» «Советский Союз непобедим и не будет побеждён», — все это она говорила в момент, когда её фотографировали… Потом подставили ящик. Она без всякой команды стала сама на ящик. Подошёл немец и стал надевать петлю. Она в это время крикнула: «Сколько нас ни вешайте, всех не перевешаете, нас 170 миллионов. Но за меня вам наши товарищи отомстят». Это она сказала уже с петлёй на шее. Она хотела ещё что-то сказать, но в этот момент ящик убрали из-под ног, и она повисла. Она взялась за верёвку рукой, но немец ударил её по рукам. После этого все разошлись.

Тело Космодемьянской провисело на виселице около месяца, неоднократно подвергаясь надругательствам со стороны проходивших через деревню немецких солдат. Под Новый 1942 год пьяные немцы сорвали с повешенной одежду и в очередной раз надругались над телом, исколов его ножами и отрезав грудь. На следующий день немцы отдали распоряжение убрать виселицу, и тело было похоронено местными жителями за околицей деревни.

 

Впоследствии Космодемьянская была перезахоронена на Новодевичьем кладбище в Москве.

 

03613dad6e74.jpg

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

КЛЕВЕТА

Во время и после перестройки, на волне антикоммунистической критики, в печати появлялась и новая информация о Зое. Она основывалась на слухах, не всегда точных воспоминаниях "очевидцев", а в некоторых случаях — и на домыслах. М. М. Горинов писал по поводу этих публикаций, что в них «отразились некоторые факты биографии Зои Космодемьянской, замалчивавшиеся в советское время, но отразились, как в кривом зеркале, — в чудовищно искажённом виде».

 

Социолог С. Г. Кара-Мурза так описывает происходящее: «…Читал я лекцию в Бразилии перед обществом психологов. Тему они задали такую: „Технология разрушения образов в ходе перестройки”. Я рассказывал факты, приводил выдержки из газет. А смысл слушатели понимали лучше меня. Особенно их заинтересовала кампания по дискредитации Зои Космодемьянской. Мне задали удивительно точные вопросы о том, кто была Зоя, какая у ней была семья, как она выглядела, в чём была суть её подвига. А потом объяснили, почему именно её образ надо было испоганить — ведь имелось множество других героинь. А дело в том, что она была мученицей, не имевшей в момент смерти утешения от воинского успеха (как, скажем, Лиза Чайкина). И народное сознание, независимо от официальной пропаганды, именно её выбрало и включило в пантеон святых мучеников. И её образ, отделившись от реальной биографии, стал служить одной из опор самосознания нашего народа.»

 

Некоторые публикации утверждали, будто Зоя Космодемьянская страдала шизофренией. Было выдвинуто также предположение, что на самом деле подвиг якобы совершила не Зоя, а другая комсомолка-диверсантка — Лиля Азолина.

 

В № 43 газеты «Аргументы и Факты» за 1991 год, в рубрике «Обратная связь» был под общим названием «Зоя Космодемьянская: Героиня или символ?» опубликован ряд откликов читателей на ранее напечатанную краткую заметку писателя А.Жовтиса «Уточнения к канонической версии» («АиФ» N 38, 1991 г.), где автор подвергал ревизии некоторые обстоятельства ареста Зои. Один из этих откликов был подписан: «Ведущий врач Научно-методического центра детской психиатрии А. Мельникова, С. Юрьева и Н. Касмельсон», — и гласил:

 

Перед войной в 1938—1939 гг. 14-летняя девочка по имени Зоя Космодемьянская неоднократно находилась на обследовании в Ведущем научно-методическом центре детской психиатрии и лежала в стационаре в детском отделении больницы им. Кащенко. У неё подозревали шизофрению. Сразу после войны в архив нашей больницы пришли два человека и изъяли историю болезни Космодемьянской.

 

Позднее эта информация часто появлялась в других газетах, но никаких других источников и новых свидетельств шизофрении у З. Космодемьянской больше не приводилось.

 

Других свидетельств либо документальных подтверждений подозрений на шизофрению в статьях не упоминалось, хотя в воспоминаниях матери и одноклассников действительно рассказывается о поразившей её в 8—9 классе (в результате упомянутого конфликта с одноклассниками) «нервной болезни», по поводу которой она проходила обследования. В последующих публикациях газеты, ссылавшиеся на «Аргументы и факты», часто опускали слово «подозревали».

 

Версия о подозрении на шизофрению оспаривается. Так, Надежда Арабкина в статье «Крестный путь Зои», опубликованной в газете «Московский комсомолец», писала:

 

…Как-то в прессе промелькнула статья о том, что Зоя Космодемьянская страдала шизофренией. Ветераны части 9903 подняли архивы Института психиатрии. Имена врачей, которые якобы ставили Зое диагноз, — нигде не встречались…

 

Сохранившиеся данные о нервной болезни Зои содержатся в воспоминаниях её одноклассника В. И. Белокуня и матери. Белокунь писал: «Эта история (конфликт с одноклассниками и непереизбрание группоргом) очень подействовала на Зою. Она стала как-то постепенно уходить в себя. Стала менее общительной, больше полюбила уединение. В 7-м классе за ней ещё чаще стали замечать, как нам казалось, странности… (…) Слишком загадочными были для нас её молчание, всегда задумчивые глаза, а порою некоторая рассеянность. И непонятная Зоя становилась ещё непонятней. В середине года мы узнали от её брата Шуры, что Зоя больна. Это произвело сильное впечатление на ребят. Решили, что в этом виноваты мы.» По словам матери, «Зоя болела нервным заболеванием с 1939 г., когда переходила из 8-го в 9-й класс… У неё… было нервное заболевание по той причине, что её ребята не понимали.»

 

Исследователь М. М. Горинов, опубликовавший в академическом журнале «Отечественная история» статью о Зое, к версии о шизофрении относится скептически, однако сообщения врачей отнюдь не отвергает, но лишь обращает внимание, что их утверждение о подозрении на шизофрению выражено в «обтекаемой» форме.

Вообще, это весьма напоминает историю с обсеранием Жанны Д,Арк во Франции 18-го века, которое начал Вольтер. Что случилось во Франции в конце 18-го века - мы знаем... Видимо, обсерание национальных героев является необходимым для разрушения народного сознания и разрушения страны.

А вообще, клевета подобна пуху - легко распустить, да трудно собрать.

 

Версия о предательстве Василия Клубкова

В последние годы существует версия, что Зою Космодемьянскую предал её товарищ по отряду, комсорг Василий Клубков. Она основывается на материалах дела Клубкова, рассекреченных и опубликованных в газете «Известия» в 2000 году. Клубков, явившийся в начале 1942 года в свою часть, заявил, что он был взят в плен немцами, бежал, снова был схвачен, снова бежал и сумел добраться до своих. Однако на допросах изменил свои показания и сознался, что был схвачен вместе с Зоей и выдал её, после чего согласился сотрудничать с немцами, прошёл обучение в разведшколе и был отправлен с разведывательным заданием. Клубков был расстрелян за измену Родине 16 апреля 1942 года. Однако показания Клубкова противоречат показаниям всех свидетелей - жителей деревни.

Памятник З.А.Космодемьянской в городе Тамбове

 

14b9abacc44f.jpg

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

А с Валей Котиком моя бабушка в параллельных классах училась. Там почти все парни из старших классов партизанить подались, а девчонки под оккупацию попали.

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

G85DHHAdjE.jpg Степан Здоровцев

 

 

Здоровцев Степан Иванович

Родился 24.12.16 г. на хуторе Золотарёвка Ростовской области в семье крестьянина. Русский. Окончил тракторно-механическую школу. Работал в судоремонтных мастерских, выучился на моториста рыбачьего баркаса. Работал на Чапаевском рыбном промысле в Астрахани, а затем механиком баркаса Общества содействия развитию водного транспорта и охраны жизни людей на водных путях. Вскоре был назначен начальником городской спасательной станции ОСВОД. Окончил курсы водолазов.

В 1937 г. комсомольской организацией ОСВОД был направлен на учебу в Астраханский аэроклуб, который окончил в конце того же года.

В РККА с 1938 г. В октябре 1940 г. окончил Сталинградское военное авиационное училище. Служил в 158-м истребительном авиаполку ПВО Ленинградского военного округа. Полк базировался под Псковом. Окончил курсы командиров звеньев.

Участвовал в Великой Отечественной войне с первого дня. Был командиром звена 158-го истребительного авиаполка 39-й истребительной авиадивизии Северного фронта. В составе полка прикрывал воздушные подходы к Ленинграду в районе Пскова.

27.06.41 г. сбил «Юнкерс».

28.06.41 г. в 4.30 утра в штаб поступило сообщение, что бомбардировщики противника пытаются прорваться к аэродрому. Дежурное звено И-16 лейтенанта Иозицы В.П. получило приказ на вылет. В районе города Острова на высоте 7000 м. наши лётчики вступили в бой с группой бомбардировщиков Ju.88, который закончился безрезультатно. При возвращении Здоровцев обнаружил ещё один Ju.88 который тоже возвращался с задания, и атаковал его. Фашистский самолёт начал резко маневрировать, его стрелки открыли огонь по истребителю. Меткими очередями Здоровцеву удалось поразить обоих вражеских стрелков. Потом он сосредоточил огонь по кабине лётчика. Вскоре кончились патроны, а недобитый враг попытался скрыться в облаках. Чтобы не дать ему уйти, Здоровцев решил таранить. Он увеличил обороты двигателя и стал приближаться к бомбардировщику. Он догнал его на высоте 7000 м. Когда противник оказался совсем рядом, Здоровцев плавно взял ручку управления на себя и лопасти винта начали крошить рули «Юнкерса». Тот камнем пошёл к земле. Вражеский лётчик выбросился с парашютом и на земле был взят в плен нашими пехотинцами. После удара И-16 начало трясти, но он продолжал слушаться рулей. Сбавив обороты двигателя и используя запас высоты, Здоровцев благополучно вернулся на свой аэродром.

8.07.41 г. младшему лейтенанту Здоровцеву Степану Ивановичу было присвоено звание Герой Советского Союза.

9.07.41 г. не вернулся из боевого вылета.

В этот день младший лейтенант Здоровцев вылетел на разведку недавно оставленного аэродрома. В его задание входила только разведка, но, оказавшись над знакомым аэродромом, летчик не смог сдержаться и нанес по стоявшим на стоянках фашистским самолетам штурмовой удар.

Взлетевшие истребители противника догнали его и навязали бой. Силы оказались слишком неравными…

Вылетевшие на розыски Здоровцева товарищи заметили дым пожаров на вражеском аэродроме, но самого летчика им найти так и не удалось.

В последнем письме жене он писал: «История моей фронтовой биографии – несколько коротких дней войны – уже довольно велика, но писать обо всем, что произошло, не имею ни одной свободной минуты. Даже сплю на ходу, и то максимум один час в сутки.

Идут ожесточенные бои, в которых мы, авиаторы, играем большую роль. Мне довелось отправить на тот свет три вражеских самолета. Вот и все. Сам жив здоров. Пока невредим. Остальное сама скоро узнаешь. Живи спокойно, моя родная. Твой Степан[1]».

Навечно зачислен в списки воинской части. В городе Астрахани установлен памятник Герою. Именем Героя названы улицы в Астрахани и Волгограде, а также пассажирский теплоход Волжского пароходства.

Героя Советского Союза (8.07.41). Награждён орденом Ленина.

-----

А работал он здесь, на Спасательной станции. А жил около Татар-Базара. Дом, где раньше трамвайная остановка была, старенький такой, кирпичный.

pW1ODA5utg.jpgTT6keCzwT9.jpg1ppe9GSx7u.jpg

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

Женщина-танкист, Октябрьская Мария Васильевна (в девичестве Гарагуля) (16 августа 1902 года, дер. Кият (ныне село Ближнее Красногвардейского района Автономной республики Крым Украины) — 15 марта 1944 года, Смоленск) — гвардии сержант, Герой Советского Союза. В годы Великой Отечественной войны на собственные сбережения построила танк Т-34 «Боевая подруга», став его механиком-водителем.

 

Родилась 16 августа 1902 года в деревне Кият (ныне село Ближнее Красногвардейского района Автономной республики Крым Украины). Русская. Детские и юношеские годы Марии прошли в Севастополе. В 1921 году она переехала сначала в Джанкой, где окончила 6 классов, а затем в Симферополь. Работала телефонисткой на городской телефонной станции.

 

Летом 1940 года вместе с мужем, комиссаром 134-го гаубичного артиллерийского полка, переезжает в Кишинёв — по месту дислокации полка.

 

На следующий день после начала войны, 23 июня 1941 года, М. В. Октябрьская вместе с сестрой и другими членами семей красных командиров была эвакуирована на восток страны, в сибирский Томск.

 

В конце лета 1941 года ей пришла похоронка на мужа. В ней сообщалось, что «полковой комиссар Илья Федотович Октябрьский погиб смертью храбрых 9 августа 1941 года в одном из боев на Украине». Узнав о гибели мужа-фронтовика, перечислила все имеющиеся ценности и средства на постройку танка Т-34. По материалам газеты «Красное знамя» от 5 марта 1943 года:

 

Москва, Кремль Председателю Государственного Комитета обороны. Верховному Главнокомандующему.

 

3 марта 1943 г.

 

Дорогой Иосиф Виссарионович! В боях за Родину погиб мой муж — полковой комиссар Октябрьский Илья Федотович. За его смерть, за смерть всех советских людей, замученных фашистскими варварами, хочу отомстить фашистским собакам, для чего внесла в госбанк на построение танка все свои сбережения — 50 000 рублей. Танк прошу назвать «Боевая подруга» и направить меня на фронт в качестве водителя этого танка. Имею специальность шофёра, отлично владею пулемётом, являюсь Ворошиловским стрелком. Шлю Вам горячий привет и желаю здравствовать долгие, долгие годы на страх врагам и на славу нашей Родины.

 

Октябрьская Мария Васильевна, г. Томск, Белинского, 31

 

 

 

Сталин ответил так:

 

Томск, ул. Белинского, 31 Товарищу Октябрьской Марии Васильевне

 

Благодарю Вас, Мария Васильевна, за Вашу заботу о бронетанковых силах Красной Армии. Ваше желание будет исполнено. Примите мой привет.

 

И. СТАЛИН

 

 

 

С 3 мая 1943 года стала учиться вождению танка в Омском танковом училище, а с октября 1943 года уже сражалась на своём танке на Западном фронте. Гвардии сержант механик-водитель танка Т-34 2-го батальона 26-й гвардейской Ельнинской танковой бригады 2-го Гвардейского Тацинского Краснознаменного ордена Суворова II степени танкового корпуса. Первый экипаж танка: командир младший лейтенант Пётр Чеботько, башенный стрелок сержант Геннадий Ясько, стрелок-радист Михаил Галкин.

 

17 января 1944 года в районе станции Крынки Витебской области снарядом у танка «Боевая подруга» был разбит левый ленивец (направляющее колесо в ходовой части машин с гусеницами). Механик Октябрьская пыталась под огнём противника устранить повреждения, но разорвавшаяся поблизости мина тяжело ранила её в голову.

 

В полевом госпитале её сделали операцию, а потом на самолёте доставили в фронтовой госпиталь. Здесь ей был вручен орден Отечественной войны I степени.

 

Состояние здоровья ухудшалось и 15 марта 1944 года Мария Васильевна Октябрьская скончалась во фронтовом госпитале в Смоленске. Там же и похоронена у кремлёвской стены на Кутузовском кладбище.

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

Для публикации сообщений создайте учётную запись или авторизуйтесь

Вы должны быть пользователем, чтобы оставить комментарий

Создать учетную запись

Зарегистрируйте новую учётную запись в нашем сообществе. Это очень просто!

Регистрация нового пользователя

Войти

Уже есть аккаунт? Войти в систему.

Войти